Изменение квалификации преступлений в ходе досудебного производства по делу

Всё об уголовных делах

Но в данный момент, основываясь на необоснованной и не подтвержденной квалификации, как особо тяжкое преступление, продляет меру пресечения.

Переквалификация преступления на стадии возбуждения уголовного дела

Чтобы произвести изменение квалификации, необходимо знать разрешающие и запрещающие обстоятельства переквалифицировать содеянное. Но прежде чем изменять квалификацию противоправного деяния, нужно помнить, что законодатель запретил изменять обвинение в сторону его отягощения. Обвиняемому не может быть вменена статья после изменения квалификации подсудного дела строже вменяемой ему изначально.

Законодательством принято выделять три причины, по которым вменённая санкция подлежит переквалификации:

  1. Получение новой информации о данных, которые легли в основу определения санкции.
  2. Внесение дополнений или модификаций в Уголовный кодекс, согласно которым вменённая статья была декриминализована либо получила отягчающие обстоятельства. Принципы уголовного права не позволяют менять наказание за совершённое действие в сторону его отягощения.
  3. Изменение из-за ошибки. При этом все полученные данные не подлежат изменениям. Такая ситуация возникает в том случае, если полученные улики были неверно истолкованы или допущена логическая ошибка во время расследования.

Любая причина модификации содеянного подлежит фиксации в документах, составляемых во время предварительного расследования. Фиксация причины обязательна потому, что от причины зависит подсудность дела и его подследственность, а также соблюдение прав и обязанностей обвиняемого во время разбирательства.

Следователь на стадии возбуждения дела определяет совершённое преступление по одной статье и работает над поиском необходимых доказательств. После того как улики были обнаружены, следователем выносится постановление о возбуждении дела по норме, которой соответствуют найденные доказательства. Определение санкции на этом этапе производства по делу считается наиболее стабильным, несмотря на то, что характер следствия предварительный.

В процессе изучения улик могут выясниться новые обстоятельства, согласно которым вменённый состав изначально не подходит согласно полученным сведениям. В таком случае следователь вправе изменить квалификацию и вменить ещё одну статью или изменить изначальную на более подходящую по обстоятельствам.

Во время расследования следователь вправе вменить другую статью, которая смягчает или отягощает положение обвиняемого. Это зависит от доказательств, обнаруженных во время следствия. Если устанавливается другой состав, то следователь выносит новое постановление, в котором зафиксированы новые сведения. В заключающем обвинительном акте и в постановлении данные о деянии и наказании за него должны быть идентичными.

После того как все доказательства были собраны, дознаватель составляет документ, согласно которому лицо, совершившее противоправное деяние (согласно найденным уликам), привлекается как обвиняемый по делу. Постановление обязательно должно содержать информацию относительно вменяемой статьи УК РФ, её пункты и части.

Возможность изменить инкриминируемую статью существует до тех пор, пока по уголовному делу не утверждён обвинительный акт или заключение. Перечисленные документы выносятся следователем, как заключительный этап предварительного следствия.

Составленный документ с информацией по делу направляется к прокурору, который принимает решение о передаче дела в судили отправляет его на доследование.

Отправить дело на дополнительное расследование прокурор может когда:

  • объем обвинений слишком большой и его можно разбить на несколько с указанием каждой статьи, карательные мероприятия по которым меньше, чем по выдвинутой следователем;
  • подозреваемому вменяется слишком тяжкое наказание, но улики не доказывают это преступление.

Ввиду указанных причин государственный обвинитель может направить дело на доследование. Должностное лицо вправе убрать пункты из обвинительного заключения, которые он считает лишними и изменить статью, указанную в акте, на мягкую.

Прокурор может и не направлять дело на дополнительное расследование. В его полномочиях вычеркнуть из обвинительного акта те пункты, которые он считает лишними или не нашедшими подтверждения уликами. Государственный обвинитель вправе изменить кару на более мягкую без дополнительного расследования.

Если же, по мнению прокурора, требуется изменить состав преступления на более тяжкий, то дело отправляется на доследование. В этом случае требуется переделать документы – постановление и обвинительный акт или заключение.

После того как все доказательства были собраны, дознаватель составляет документ, согласно которому лицо, совершившее противоправное деяние согласно найденным уликам , привлекается как обвиняемый по делу.

Изменение статьи на стадии расследования

Как известно, уголовное производство открывает следователь или дознаватель, собрав необходимые материалы дела. В постановлении о возбуждении уголовного дела обязательно должна быть норма закона, которая инкриминируется подозреваемому субъекту. На стадии расследования квалификация статьи изменяется, ведь следователю могут поступать новое данные и материалы, влияющее на исход ситуации. Если вина конкретного субъекта установлена и подкреплена доказательствами, следователь выдает обвинительное заключение, в котором обязательно опять-таки указывает статью, нарушенную обвиняемым.

На стадии расследования, описанная в обвинительном акте или заключении квалификация, считается окончательной. Переквалификация уголовного дела на предварительном следствии заканчивается передачей обвинительного заключения прокурору. Он в свою очередь одобряет квалификацию или возвращает заключение следователю для изменения квалификации, изменения объема обвинений, согласно ст. 221 УПК РФ.

Переквалификация статьи в уголовном деле может быть произведена также самим прокурором, он издает соответствующее постановление и исключает из обвинительного акта или заключения отдельные пункты обвинения, согласно ст. 226 УПК РФ.

Как переквалифицировать статью УК при следствии хорошо известно следователю и прокурору.
Они придерживаются следующих оснований для изменения санкции:

  • наличие новых фактов о данных, ставших основой назначенной санкции;
  • внесение поправок в Уголовный кодекс, согласно которым санкция, вменяемая конкретному субъекту, была смягчена или декриминализована;
  • изменение из-за совершенной следователем ошибки. Ситуация возможна, если полученные улики в ходе расследования, были неправильно истолкованы, и допущена логическая ошибка. При данной ситуации изменению подлежат не только норма закона, но и все материалы производства.

Любая из причин переквалификации должна фиксироваться в материалах производства, ведь от этого зависит подсудность дела и соблюдение прав обвиняемого во время расследования.

Переквалификация на стадии досудебного расследования может производиться несколько раз, при этом, пока не издано обвинительное постановление, следователь вправе изменять санкцию в худшую для обвиняемого сторону. Когда обвинительное заключение готово, то сделать это уже нельзя.

В случае, если государственный обвинитель решит, что санкция инкриминируемая нарушителю, слишком мягкая, он вправе вернуть материалы на дорасследование. Если действительно необходима более строгая санкция, следователь должен полностью переоформить все материалы производства. Если переквалифицировать статью нужно на более мягкую, то материалы не переоформляются. Прокурор просто издает соответствующее постановление.

Переквалификация уголовного дела в суде возможна до того, как суд удалится в совещательную комнату.

Изменение квалификации в процессе уголовного судопроизводства

Практическое применение уголовно-правовых норм осуществляется на всех стадиях расследования и судебного разбирательства уголовного дела и только в рамках уголовного процесса.Следовательно, квалификацию преступлений необходимо рассматривать в неразрывной связи с процессом и результатом процессуальной деятельности дознавателя, следователя, прокурора и суда, осуществляемой в порядке и форме, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством РБ. Рассмотрим наиболее типичные варианты обстоятельств, с обнаружением которых возникают правовые основания для изменения квалификации.

1) Нарушения требования Общей части УК, применение не той статьи или не той части (пункта) статьи Особенной части УК, которые подлежали применению, являются основаниямидля отмены или изменения приговора в кассационном или надзорном порядке. Например, в ст. 388 УПК законодатель в числе других оснований к отмене или изменению приговора указал «неправильное применение уголовного закона», а в ст. 392 УПК конкретно обозначил исчерпывающий перечень вариантов неправильного применения уголовного закона. Это применение закона, не подлежащего применению; неприменение закона, подлежащего применению; истолкование закона, противоречащее его точному смыслу.

2) В.Н. Кудрявцев, рассматривая вопросы изменения квалификации в процессе правоприменения, условно связывает их с изменением фактических материалов дела и в то же время справедливо отмечает, что под изменением фактических материалов дела следует понимать лишь изменение тех сведений о фактах, которыми располагает следо­ватель, прокурор или суд, квалифицируя преступление, поскольку факты, анализируемые при квалификации преступлений, имеют отношение к прошлому. [40]

Здесь следует отметить, что при определенных обстоятельствах в процессе осуществления уголовного судопроизводства могут изменяться не только сведения о фактах, но и сами факты. Это будет иметь место, если, например, после поступления уголовного дела в суд по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 149 УК (Умышленное причинение тяжких телесных повреждений), потерпевший скончался от полученных телесных повреждений и в содеянном будут усматриваться признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 139 УК (Убийство).

3) Неверная квалификация содеянного на любой стадии процесса означает нарушение законности. Например, неточность квалификации при возбуждении уголовного дела может привести к нарушению подследственности, ошибке в избрании меры пресечения, применении сроков давности, амнистии, освобождении от уголовной ответственности и др.

В постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого обязательно описывается преступление, в совершении которого обвиняется данное лицо, и указываются пункт, часть, статья УК, предусматривающие ответственность за это преступление (п. 3 ч. 1 ст. 241 УПК). Данная квалификация является более стабильной, хотя все еще носит предварительный характер и может быть уточнена или изменена в ходе дальнейшего расследования.

Следователь на стадии предварительного расследования вправе изменять и дополнять обвинение как в сторону улучшения, так и в сторону ухудшения положения обвиняемого. В соответствии со ст. 245 УПК, «если при производстве предварительного расследования возникнут основания для изменения предъявленного обвинения или его дополнения, следователь, дознаватель обязаны … вынести новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого … », указав в нем в числе других обязательных сведений, предусмотренных процессуальным законом (ст. 241 УПК), «уголовный закон (пункт, часть, статья), предусматривающий ответственность за данное преступление».

4) При поступлении уголовного дела прокурору он вправе самостоятельно, без возвращения уголовного дела следователю или дознавателю,«…исключить своим постановлением отдельные пункты обвинения, изменить квалификацию деяний обвиняемого с применением закона о менее тяжком преступлении…»(п. 1 ч. 1 ст. 264 УПК).

В том случае, если, по мнению прокурора, необходима переквалификация содеянного на статью о более тяжком преступлении, он вправе«…возвратить уголовное дело следователю или органу дознания со своими письменными указаниями для производства дополнительно предварительного расследования, а также для предъявления нового обвинения в случае необходимости его дополнения, изменения на более тяжкое или на существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от первоначального обвинения…» (п. 3 ч. 1 ст. 264 УПК).

5) Обвинительный приговор – это последний с процессуальной точки зрения документ, содержащий квалификацию преступления с учетом уточнений, сделанных в хо­де предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовного дела. Заклю­ченный в нем вывод суда о квалификации преступления после вступления приговора в законную силу является окончательным.

В соответствии со ст. 301 УПК, судебное разбирательство производится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Эта же норма закрепляет процессуальный порядок при возникновении необходимости изменить обвинение«… на более тяжкое либо предъявить новое обвинение, ухудшающее положение обвиняемого или существенно отличающееся по своему содержанию от ранее предъявленного обвинения» (ч. 2 ст. 301 УПК).

«Исходя из принципа состязательности, изменение обвинения в суде на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому назначено судебное разбирательство, возможно лишь по ходатайству государственного обвинителя (ч. 2 ст. 301 УПК). Если государственный обвинитель не заявил такого ходатайства, суд постановляет приговор в пределах предъявленного обвинения. [62]

В то же время, как определил законодатель в ч. 4 ст. 301 УПК, суд по своей инициативе независимо от позиции государственного обвинителя вправе изменить квалификацию, «если это не ухудшает положения обвиняемого и не требует изменения сущности обвинения» (ч. 4 ст. 301 УПК).При этом «…в описательно-мотивировочной части приговора должны быть мотивированы выводы о квалификации преступления по каждой статье уголовного закона, ее пункту либо части». [62]

6) Изменением квалификации содеянного в качестве преступления можно назвать и провозглашение судом оправдательного приговора (ст. 362 УПК), когда данные, положенные в основу квалификации, во время судебного разбирательства отпали полностью или частично, но таким образом, что оставшиеся факты не образуют состава преступления.

Нарушение требования Общей части УК, применение не той статьи или не той части (пункта) статьи Особенной части УК, которые подлежали применению, являются основаниямидля отмены или изменения приговора в кассационном или надзорном порядкедо вступления приговора в законную силу в соответствии со ст. 370 УПК.Например, в ст. 388 УПК законодатель в числе других оснований к отмене или изменению приговора указал «неправильное применение уголовного закона», а в ст. 392 УПК конкретно обозначил исчерпывающий перечень вариантов неправильного применения уголовного закона. Это применение закона, не подлежащего применению; неприменение закона, подлежащего применению; истолкование закона, противоречащее его точному смыслу.

Лишь после принятия акта суда кассационной инстанции обжалованный приговор первой инстанции вступает в законную силу, и с этого момента процесс квалификации можно считать завершенным.

Вступивший в законную силу приговор суда при наличии оснований, указанных в ст. 413 УПК, может быть отменен или изменен в надзорном порядке (ст. 404 УПК), в том числе и в части квалификации преступления. Более подробно вопросы материальных и процессуальных оснований изменения квалификации на всех стадиях уголовного процесса рассматриваются в рамках учебной дисциплины «Уголовный процесс».

|следующая лекция ==>
Особенности квалификации преступлений при изменении уголовного закона|Понятие, виды и причины квалификационных ошибок

Дата добавления: 2017-02-20 ; просмотров: 1058 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Исходя из принципа состязательности, изменение обвинения в суде на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому назначено судебное разбирательство, возможно лишь по ходатайству государственного обвинителя ч.

Помощь адвоката в вопросе переквалификации

Квалификация преступления, в конечном итоге, определяет санкцию, которая будет применена к виновному лицу. Действия адвоката могут изменить квалификацию вменяемого состава преступления, а, значит, повлиять на самое главное в уголовном деле – на приговор суда, вплоть до полного освобождения от уголовного наказания. С целью наиболее благоприятного исхода дела для стороны обвиняемого, действия профессионального защитника по вопросу переквалификации должны быть применены уже на стадии предварительного следствия.

Именно следователем чаще всего вменяется ошибочная, более строгая, квалификация. Наш адвокат по уголовным делам в г. Екатеринбург для ее изменения, правильного определения, вправе подавать ходатайство, предоставлять дополнительный материал, факты, сведения, которые могут быть признаны доказательствами, опровергать имеющуюся в деле информацию.

В процессе же судебного разбирательства переквалифицировать состав преступления допустимо только на более мягкий, а это, в свою очередь, означает, что добиться наиболее приемлемого приговора суда становится возможным только при грамотной и слаженной работе адвоката.

Екатеринбург для ее изменения, правильного определения, вправе подавать ходатайство, предоставлять дополнительный материал, факты, сведения, которые могут быть признаны доказательствами, опровергать имеющуюся в деле информацию.

Условия переквалификации

В судебном процессе переквалификация дела возможна, только если это не ухудшает позицию подсудимого. Таким образом, у суда нет полномочий заменить статью уголовного кодекса (УК) на более тяжкую или придумывать новое обвинение с отягчающими обстоятельствами.

Хотя сам судья не может переквалифицировать дело на более суровую статью УК, при определенных условиях он вправе вернуть его для этого прокурору. Основания для возврата:

  • имеются процессуальные нарушения — например, обвиняемому не разъяснили его права или выявлены ошибки в материалах дела при составлении обвинительного заключения;
  • обнаружились неизвестные ранее обстоятельства — например, преступление осуществлялось не одним человеком, а группой лиц;
  • наступили дополнительные последствия совершенного злодеяния — например, нанесение тяжких телесных повреждений привело к смерти потерпевшего.

Если у судьи нет оснований для возврата материала прокурору, то дело проходит в рамках той статьи УК, которую выбрало обвинение. Однако суд может самостоятельно переквалифицировать преступление на другое, если наказание будет менее суровым. Но для этого также нужны основания, например:

  • изменились фактические данные. Например, факты произошедшего деяния могут не подтвердиться или интерпретироваться в пользу подсудимого в результате судебной экспертизы;
  • изменилось уголовное законодательство;
  • причиненный вред не соответствует статье, которая инкриминируется подсудимому. Например, неверно оценен размер ущерба.

Кроме того, если есть обстоятельства, способные смягчить вину по делу, судья обязан переквалифицировать статью. При этом возражения следователя или прокурора на его мнение не должны никак повлиять. Изменить квалификацию преступления суд может самостоятельно или на основании ходатайства стороны процесса. При недостатке доказательств для изменения статьи судья должен направить дело на дополнительное расследование.

На нашем сервисе вы найдете именно такого, так как мы работаем только с лучшими юристами.

Изменение квалификации.

Возможность суда применить уголовный закон, смягчающий положение подсудимого содержится в институте пределов судебного разбирательства (ч.2 ст.252 УПК РФ).

Читайте также:  Рефинансирование ипотечного кредита в Райффайзенбанке: порядок оформления и отзывы клиентов

Процессуальным документом, определяющим пределы судебного разбирательства является

  1. обвинительное заключение, и
  2. постановление судьи, вынесенное в порядке п. 3 ч.1 ст.227 УПК РФ (полномочия судьи) и ст.231 (о назначении дела) УПК РФ.

Изменение обвинения на более тяжкое признается в следующих случаях:

  1. Должна применяться норма, предусматривающая более строгое наказание
  2. Должен быть вменен дополнительный эпизод преступной деятельности, влекущие изменение обвинения на более тяжкое.

Некоторые вопросы изменения обвинения (квалификации преступлений) содержатся в Постановлении №11 Пленума Верховного Суда РФ “О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел” от 17 сентября 1993 года.[4]

Разбирательстве в суде может иметь место только в отношении обвиняемых.

Виды изменения квалификации судом:

  1. исключается часть обвинения без изменения квалификации
  2. исключается часть обвинения с изменением квалификации на более мягкую
  3. деяния квалифицируются новым законом, не более тяжким по своим правовым последствиям, и фактический состав обвинения остается неизменным
  4. фактический состав и его юридическая оценка не изменяются, но исключается указание на отдельные квалифицирующие признаки и его юридическая оценка (квалификация).

Предпосылки правильной квалификации:

  1. установление всех фактических обстоятельств дела (несмотря на отсутствие ранее действовавшего принципа всесторонности, полноты и объективности исследования всех обстоятельств дела или принципа объективной истины).
  2. уяснение признаков состава преступления конкретного пункта, части и статьи (статей) Особенной части УК РФ.

Как показывает судебная практика большинство ошибок судов в подавляющем большинстве случаев связано с неправильным установлением фактических обстоятельств дела[6].

Особенности квалификации на отдельных этапах расследования уголовного дела и в различных стадиях процесса:

  1. При возбуждении уголовного дела – ст.140 УПК РФ – поводы и основание; п.4 ч.2 ст.146 – содержание постановления о возбуждении уголовного дела предполагает пункт, часть, статью УК РФ, на основании которых возбуждается уголовное дело;
  2. глава 12 «Задержание подозреваемого» (ст. ст.91(«…только по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы…») – ст. 96 УПК РФ;
  3. п.5 ч. 2 ст.171 – предъявление обвинения, ч.3 ст.171 УПК РФ; ст.175 («Изменение и дополнение обвинения»);
  4. п.4 ч.1 ст. 220, п. 5 ч. 1 ст. 225 УПК РФ («Обвинительное заключение (обвинительный акт) должно содержать формулировку предъявленного обвинения с указанием пункта, части, статьи УК РФ, предусматривающих данное обвинение»);
  5. п.1 ч. 2 ст.221 УПК РФ (Полномочия прокурора по поступившему к нему обвинительному заключение включают возможность изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемого по закону о менее тяжком преступлении; ч.2 ст.226 УПК РФ (право прокурора своим постановлением исключить из обвинительного акта отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое).
  6. Глава 34 «Предварительное слушание» устанавливает возможность исключения доказательств (обвинения или защиты), так в ч.5 ст.235 УПК РФ установлена обязанность суда не принимать во внимание, доказательства, исключенные из обвинения.

Некоторые проблемы квалификации преступлений:

  1. Наличие бланкетных диспозиций.

В данном случае необходимо дать анализ законов и подзаконных нормативных актов, которые непосредственно связаны с конкретной статьей УК РФ. Статья УК содержит предписание “нарушение правил…” и является стабильной правовой нормой. При этом учитывается возможность в период проведения предварительного расследования и нахождения уголовного дела в суде изменения того или иного нормативного акта, на который необходимо сослаться.

2. Наличие в некоторых статьях Особенной части УК оценочных дефиниций. Например, таких как “существенный вред”, “тяжкие последствия” и пр. Вопрос о действительности причинения существенного вреда или тяжких последствий может быть установлен только в судебном заседании. При этом суд может и не согласиться с выводами органов предварительного расследования.

Таким образом, квалификация преступления — это весьма динамичный процесс, который на различных этапах производства по уголовному делу имеет определенные особенности и специфику.

Виды квалификации:

  1. официальная;
  2. неофициальная.

Официальная квалификация – уголовно-правовая квалификация преступления, осуществляемая по конкретному уголовному делу, полномочным на то лицом, в чьем производстве находиться дело (орган дознания, лицо производящее дознание, следователь, прокурор, суд).

Неофициальная квалификация – оценка преступного деяния, даваемая отдельными гражданами (научные работники, авторы монографий). Постановления Пленума Верховного Суда РФ – особый вид.

Признаки официальной квалификации:

  1. носит правовой характер, связь с оценкой;
  2. порождает определенные правовые последствия;
  3. относится к конкретному уголовному делу.

Признаки неофициальной квалификации:

  1. не порождает прав и обязанностей;
  2. осуществляется неограниченным кругом лиц;
  3. отражает передовые мысли, взгляды, имеет важное значение при изучении права;
  4. способствует формированию общественного мнения.

Квалификация преступлений – логический процесс, деятельность по правовой оценке конкретного жизненного случая – преступления. Это установление тождества (подобия) признаков конкретного преступления (преступного деяния) признакам состава преступления, сформулированным в определенной уголовно-правовой норме УК РФ.

Постановления Пленума Верховного Суда РФ особый вид.

Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу Основы квалификации преступлений (16 стр.)

В учебниках по уголовному праву я придерживалась двух уголовно-правовых этапов квалификации преступления: первый – выбор нормы УК, по которой производится квалификация, второй – установление соответствия состава совершенного деяния составу преступления, описанному в статьях Общей и Особенной частей УК. Он завершается ссылкой на конкретную уголовно-правовую норму. Квалификация, которая осуществляется оперативно-следственными действиями, оценивалась как “предквалификационная”. А.В. Наумов не считает ее этапом квалификации, так как он имеет только доказательственное значение. Правильнее все-таки признавать три этапа квалификации преступлений. На первом в стадии досудебного производства устанавливается событие преступления с наиболее вероятной квалификацией такового. На втором в стадии судебного производства происходит уточненный поиск нужной для квалификации нормы. На третьем – установление полного соответствия состава совершенного общественно опасного деяния составу, описанному в диспозиции выбранной уголовно-правовой нормы с окончательной ссылкой на статью УК.

Уточнение вызвано тем, что квалификация на стадии установления события преступления при всей ее фрагментарности и вариативности весьма значима для избежания на последующих этапах квалификационных ошибок.

Назначение этапов квалификации преступлений состоит в отражении конкретизации процесса установления соответствия (несоответствия) состава содеянного составу преступления по соответствующим уголовно-правовым нормам.

Примером обоснованного прекращения уголовного дела дознавателем может служить дело Г.

Изменение квалификации преступлений в ходе досудебного производства по делу

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 262 644
  • КНИГИ 606 610
  • СЕРИИ 22 749
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 571 283

Предисловие

Новая книга Н.Ф. Кузнецовой, как и прежние ее работы, вызывает естественный интерес у теоретиков и практиков уголовного права и смежных дисциплин. Нинель Федоровна хорошо известна широтой своих взглядов, огромной эрудицией и новаторским подходом к сложным проблемам, постоянно возникающим в науке и на практике. Ей не случайно была присуждена Государственная премия СССР и присвоено звание Заслуженного деятеля науки РСФСР, не говоря уже о докторской степени и профессорском звании. И теперь она совсем по-новому освещает тему квалификации преступлений, по которой, согласно ее же подсчетам, издано более семнадцати книг и статей.

Хотя тема старая, но почти все вопросы в книге новые. Это получилось потому, что автор не пережевывал давно озвученные формулы, а анализировал наше новое уголовное законодательство (хаотично меняющееся год от года) и вынужденную ему следовать прокурорскую и судебную практику. Такого тонкого, беспристрастного анализа и бескомпромиссного вывода о серьезном неблагополучии в указанных сферах мы не найдем ни в одной монографии, комментарии или учебнике по уголовному праву, написанных в последние годы,

В этом ее сила и слабость. Сила в том, что любой специалист отчетливо увидит реальную картину несовершенства юридической базы в области борьбы с преступностью. И не только в уголовно-правовой, но и в административной и даже отчасти в процессуальной области.

А слабость — в том, что устранить эти недостатки она не в силах. Понятно, что эта слабость — вторичная, производная, происходящая от недоверия, неуважения к специалистам со стороны тех, кто сочиняет полуграмотные законы. И даже если крупный специалист, наподобие Нинель Федоровны, поднимает на ноги всю юридическую общественность, то это в упомянутых кругах вызовет лишь крайнее раздражение, и они все равно решат дело по-своему. Причины и механизмы таких решений давно всем известны: лоббирование, деньги и связи плюс пренебрежение к науке и общественному мнению.

Печально все это, но автор книги настойчиво ведет свою линию: если мы не исправим законодательный процесс, не введем его в конституционные рамки, то страдать придется не только «тюремным сидельцам», но и ни в чем не повинным гражданам. Уместно заметить, что критика законодателей — не выдумка автора. Из 500 актов, принятых Конституционным Судом за 2006 г., в половине из них он дал ограничительное толкование, около 10 % — признаны неконституционными[1].

Нинель Федоровна не только весьма деятельно исследует отечественную практику по уголовным делам, но затрагивает ее взаимосвязь с Кодексом об административных правонарушениях и другими нормативными актами. Обращается она и к международным конвенциям, и к опыту иностранных государств.

Как в любом творческом произведении, в книге есть положения, с которыми не всякий будет согласен. Встречаются и противоречия. Например, в первой главе она называет нормативистами тех, кто считает, что состав преступления сформулирован в законе. А далее изучая судебную практику, в том числе при толковании оценочных понятий, утверждает, что единственной основой решения лица, применяющего право, может быть только закон (даже о правосознании юриста нет ни слова). Противоречие, и не одно. Но ведь автор — талантливая женщина, а они, как известно, все сотканы из противоречий — в мыслях и поступках, в чувствах и отношениях с окружающими…

Книга Н.Ф. Кузнецовой будет с большой пользой изучаться студентами, преподавателями и, можно надеяться, практическими работниками правоохранительных органов. Автору, безусловно, нужно продолжать свои исследования. Тем и направлений сейчас более чем достаточно: и модернизация системы наказания, и сближение наших законов с европейскими и мировыми стандартами, и механизмы вовлечения гражданского общества в законодательную деятельность, да и организацию криминологической и правовой экспертизы новых законопроектов. Все это, разумеется, требует времени и сил. Но Нинель Федоровна — человек творческий и активный. Без новых идей, без борьбы за правду и справедливость она существовать просто не может. Пожелаем же ей успехов на этом пути!

академик В.Н. Кудрявцев

Книга посвящена центральному разделу уголовного права. Его разработанность в немалой степени обусловливает состояние законности. Лишь в самое последнее время наметилась тенденция выхода из кризиса правотворения и правоисполнения в стране. До правового государства и режима «диктатуры закона» еще далеко. В докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2005 г. в самостоятельную третью часть выделена проблема «Нарушения прав человека со стороны правоохранительных органов». Среди них выделены такие нарушения, которые непосредственно связаны с квалификацией преступлений: порочная практика сокрытия преступлений от учета и регистрации, бездействие и волокита при рассмотрении обращений граждан, фальсификация доказательств[2].

Уголовно-правовая наука уделяет заслуженно большое внимание исследованию квалификации преступлений. Одних учебных пособий по общей проблеме квалификации преступлений в России и Украине на 2006 г. семнадцать. При анализе любого состава преступления и института Общей части УК всегда ведущее место занимают вопросы квалификации преступлений. Отталкиваясь от уже достигнутого в теории и на практике по проблемам квалификации преступлений, акцент в работе поставлен на наиболее дискуссионных и одновременно практически значимых вопросах. По возможности избегались повторения правил квалификации, ставших уже аксиоматичными. Однако, понятно, полностью от воспроизводства позитивных решений в других работах избежать невозможно, дабы не отступать от систематичности и полноты изложения. Правила квалификации преступлений формулировались, главным образом, на основе анализа квалификационных ошибок, их источников и путей устранения.

Ряд позиций, например о составе преступления, об общественно опасных последствиях, не совпадает с так называемыми «общепринятыми» точками зрения теоретиков. Однако я десятилетиями их придерживаясь, оснащая новыми аргументами, пока не вижу научных, а главное, практических оснований их пересматривать. Главным критерием служит значение предлагаемых решений проблем для законодательной и правоприменительной практики.

Стиль изложения материала избран более свободный, полемично-публицистичнее, чем принято. Студентами XXI в., как показывает педагогический опыт, он лучше воспринимается.

Круг проблем очерчен широко, база для дискуссии достаточная. Заранее благодарна за конструктивную критику.

Большое спасибо за обстоятельное научное редактирование данной книги академику Владимиру Николаевичу Кудрявцеву.

Н. Кузнецова

Глава I Понятие квалификации преступлений

§ 1. Определение квалификации преступлений

Квалификация преступлений — это установление соответствия в содеянном признаков общественно опасного деяния признакам состава преступления, предусмотренного в нормах Общей и Особенной частей УК с выводом о применении той или иной статьи Кодекса. А.А. Герцензон, автор первой в отечественном уголовном праве работы о квалификации преступлений, писал: «Квалификация преступлений состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом»[3].

Последующие определения в уголовно-правовых работах квалификации преступлений в основном совпадают с цитированным. Различия вытекают не из понимания квалификации как процесса идентификации содеянного с описанием его составу в УК, а из авторской позиции относительно состава преступления. Что с чем сопоставляется при квалификации? Одни считают, что идентифицируется преступление с составом преступления. Другие — преступление с уголовно-правовой нормой. Третьи — состав общественно опасного деяния с составом преступления, описанного в соответствующей норме УК.

См.: Кудрявцев В.Н., Кузнецова Н.Ф., Комиссаров В.С. и Лунеев В.В. Конституция — это закон для Государственной Думы // Государство и право. 2007. № 5.

Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2005 год // Российская газета. 2006. 15 июня.

Герцензон А.А. Квалификация преступлений. М., 1947.

В этом ее сила и слабость.

Статья 175. Изменение и дополнение обвинения. Частичное прекращение уголовного преследования

1. Если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со статьей 171 настоящего Кодекса выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в порядке, установленном статьей 172 настоящего Кодекса.

2. Если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение в какой-либо его части не нашло подтверждения, то следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в соответствующей части, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, а также прокурора.

Комментарий к Ст.

Переквалификация и прекращение в суде уголовного дела

Впервые в моей практике судебный эксперт, привлеченный органом предварительного следствия для производства медицинской судебной экспертизы по уголовному делу, помог стороне защиты добиться в суде переквалификации действий подсудимого на менее тяжкую статью и прекращения уголовного дела.

Органами предварительного следствия моему подзащитному Г. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 111 Уголовного кодекса РФ, – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

На всякий случай напомню, что наказание по данной статье предусматривает лишение свободы на срок до 8 (восьми) лет.

Согласно обвинительной версии Г. 07 августа 2016 года, около 00 часов 30 минут, находясь возле дома по установленному адресу, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, нанес потерпевшему С. удар в область головы, в результате которого С. были причинены:

открытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга средней тяжести с формированием множественных очагов ушиба двух видов обеих лобных долей, острая малая эпидуральная гематома левой височной области, травматическое САК, пневмоцефалия, перелом костей свода и основания черепа слева, гемотимпанум слева, отгематорея слева, что по признаку вреда здоровью для человека квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

По мнению стороны защиты, из доказательств, добытых в ходе предварительного следствия, какие-либо основания для вывода о наличии в действиях обвиняемого Г. признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, полностью отсутствовали.

Допрошенный с участием защитника в качестве подозреваемого и обвиняемого Г. показал, что причиной конфликта между ним и потерпевшим С. стало совершение последним мочеиспускания в общественном месте. Г. сделал С. замечание, после чего между ними возник конфликт, в ходе которого Г. нанес С. удары. При этом С., отходя назад, не удержал равновесие и упал, ударившись головой об асфальт. Г. заявил, что умысла на причинение тяжкого вреда здоровью С. у него не было. Он не мог предвидеть возможности падения С., удара его о твердую поверхность и наступления тяжких последствий.

Допрошенные по делу потерпевший С. и свидетели, по моему мнению, не сообщили о каких-либо фактах, дающих основания считать установленным не только наличие у Г. умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, но и нанесение Г. потерпевшему С. ударов со значительной силой.

При назначении медицинской судебной экспертизы мною, среди прочих вопросов, был задан ключевой вопрос эксперту, который, естественно, не был поставлен следователем:

Могли ли полученные повреждения у потерпевшего С. образоваться в результате его падения с высоты собственного роста?

Ходатайство защитника о постановке данного вопроса перед экспертом следователем было удовлетворено, вопрос был внесен в постановление о назначении судебной экспертизы.

По результатам проведенного исследования судебный эксперт на вопрос защитника ответил положительно:

«из пункта 2 выводов заключения эксперта… следует, что линейный обширный характер перелома черепа, анатомическая локализация отмеченных повреждений и расположение перелома костей черепа и очагов ушиба головного мозга соответственно противоположным полюсам мозга указывают на получение С. тяжелой черепно-мозговой травмы в результате инерционной травмы головы, которая характерна для удара головой о широкую жесткую поверхность массивного предмета.

В данном случае возникновение инерционной травмы головы ситуационно может быть связано с падением С. из исходного положения стоя назад, с поворотом вправо в процессе падения, которое завершилось ударом правой теменно-затылочной областью о жесткий тупой твердый предмет с широкой травмирующей поверхностью.

В данном случае судебно-медицинские критерии для дифференцированного решения вопроса о том, было ли падение С. самопроизвольным или не самопроизвольным, то есть вызванным посторонним воздействием, отсутствуют ввиду отсутствия повреждений, образовавшихся от воздействия ограниченного тупого твердого предмета (рука, кулак, нога и т.д.).»

Вместе с тем, указанное обстоятельство никоим образом не смутило органы предварительного следствия и прокуратуры, которые в обвинительном заключении оставили Г. прежнюю квалификацию по тяжкому составу преступления, изменив текстовку обвинения таким образом, чтобы создавалось ощущение именно умышленного причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

По окончании предварительного следствия мною была достигнута договоренность с потерпевшим С. о возмещении ему причиненного морального вреда. Первоначальный размер суммы, озвученный представителем потерпевшего, в ходе переговоров, был снижен мною в пять раз, что позволило моим доверителям закрыть этот вопрос перед судом.

Поскольку квалификация по делу не изменилась, мною было получено заявление от потерпевшего следующего содержания: «Если суд признает подсудимого виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, прошу не назначать ему строгое наказание, связанное с реальным лишением свободы. Если же суд признает подсудимого виновным по другой, менее тяжкой, статье УК РФ, предусматривающей возможность прекращения уголовного дела за примирением сторон, прошу уголовное дело в отношении Г. на этом основании прекратить».

Понятное дело, что правовая конструкция подобного заявления, равно как и возможность вынесения после стадии прений постановления о прекращении уголовного дела вместо обвинительного приговора суда, вызывали у меня определенные сомнения, однако в правильности подобной формулировки я был уверен на сто процентов.

Перед началом судебного заседания я торжественно зачитал данное заявление и приобщил его к материалам уголовного дела. Потерпевший, присутствовавший в зале суда, полностью подтвердил содержание документа и добровольность его составления.

Далее происходила стандартная процедура судебного разбирательства: допрашивались по обстоятельствам дела потерпевший, свидетели, исследовались материалы дела.

Когда дошла очередь до заключения эксперта, сторона защиты отдельно акцентировала внимание суда на интересующих ее выводах.

Государственным обвинителем было принято решение о допросе судебного эксперта.

Проанализировав возможные вопросы, которые сторона защиты могла бы задать эксперту, я пришел к выводу, что таковых у меня быть просто не может, поскольку выводы эксперта меня полностью устраивают. Осталось всего лишь убедиться в их правильности со слов самого исполнителя.

В ходе допроса прокурор «пытал» эксперта по полной, стараясь добиться от него заключения, что повреждения потерпевшего могли произойти именно от нанесения ударов подсудимым. Но эксперт, надо отдать ему должное, выдержал пытки стойко.

«Могли ли полученные повреждения образоваться от ударов подсудимого? Ведь именно удары стали причиной их возникновения?» — не унимался прокурор.

«Да, конечно же, могли, — согласился эксперт. И после небольшой паузы добавил: — «При условии, если бы подсудимый ударил потерпевшего тяжелым предметом с прямой плоской поверхностью, например, столешницей или массивной доской. Но как следует из обстоятельств дела, этого не произошло».

Моему восхищению ответами эксперта не было предела. Я сидел и сжимал пальцы крестиком.

По окончании допроса прокурор попросил перерыв и открыл Уголовный кодекс.

«Напомните, что просит потерпевший?» — после изучения статей обратился он к судье. В ответ судья вновь огласила просительную часть заявления потерпевшего.

«Это что же получается, — задумчиво произнес прокурор, посмотрев на меня, – сто восемнадцатая и прекращаем?»

В ответ я молча кивнул головой.

07 июля 2017 года по итогам судебного разбирательства по уголовному делу в отношении Г. постановлением Щелковского городского суда Московской области действия подсудимого были переквалифицированы с части 1 статьи 111 УК РФ на часть 1 статьи 118 УК РФ – причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, и уголовное дело было прекращено за примирением сторон.

Вместе с тем, указанное обстоятельство никоим образом не смутило органы предварительного следствия и прокуратуры, которые в обвинительном заключении оставили Г.

Пленум ВС РФ разъяснил порядок изменения судами категории преступления на менее тяжкую

oleksaj / Depositphotos.com

Сегодня на заседании Пленума Верховного Суда Российской Федерации было принято Постановление “О практике применения судами положений ч. 6 ст. 15 Уголовного кодекса” (проект документа имеется в распоряжении ГАРАНТ.РУ, далее – Постановление). Напомним, что при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств суд вправе изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления, при условии, что за совершение:

  • преступления средней тяжести осужденному назначено наказание, не превышающее 3 лет лишения свободы или другое более мягкое наказание;
  • тяжкого преступления – наказание, не превышающее 5 лет лишения свободы или другое более мягкое наказание;
  • особо тяжкого преступления – наказание, не превышающее 7 лет лишения свободы (ч. 6 ст. 15 УК РФ).

Изменить категорию преступления суд вправе только после того, как осужденному уже было назначено наказание (п. 8 Постановления). При этом ВС РФ разъяснил, что для принятия такого решения суду необходимо учесть способ совершения преступления, степень реализации преступных намерений, роль подсудимого при соучастии в преступлении, вид умысла или неосторожности, мотив и цель совершения деяния, характер и размер наступивших последствий и др. Вывод о наличии оснований для изменения категории преступления можно сделать, только если обстоятельства свидетельствуют о меньшей степени его общественной опасности (п. 2 Постановления). При этом если подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, суду надлежит разрешить вопрос о возможности изменения категории преступления по каждому из них (п. 6 Постановления).

О том, при каких обстоятельствах лицо освобождается от уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов, узнайте из материала “Уголовная ответственности за налоговые преступления” в “Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!

По общему правилу, наличие отягчающих наказание обстоятельств исключает возможность изменения категории преступления на менее тяжкую (ч. 1-1.1 ст. 63 УК РФ). Однако ВС РФ уточнил, что в том случае, когда отягчающее обстоятельство предусмотрено в качестве признака состава преступления, в том числе квалифицированного, такое обстоятельство не препятствует смягчению категории преступления (п. 4 Постановления).

ВС РФ также подчеркнул, что при деятельном раскаянии, примирении с потерпевшим, истечении сроков давности, изменении обстановки, амнистии и совершении преступления несовершеннолетним, решая вопрос об изменении категории преступления с тяжкого на средней тяжести, суд может освободить осужденного от отбывания назначенного наказания (п. 10 Постановления). В данном случае лицо считается несудимым (ч. 2 ст. 86 УК РФ). “Серьезные возражения вызывало положение первоначальной редакции этого пункта о возможности освобождения от отбывания наказания с назначением судебного штрафа в соответствии со ст. 76.2 УК РФ после изменения категории преступления. Данное положение было исключено, поскольку при освобождении от наказания с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа неизбежно возникли бы проблемы в случае неуплаты этого штрафа. Это связано с отсутствием законодательно урегулированного механизма возобновления производства уголовного дела в случае уклонения лица от уплаты судебного штрафа, что не позволяет ориентировать суды на применение ст. 76.2 УК РФ при изменении категории преступления”, – рассказала судья ВС РФ Татьяна Ермолаева.

Представители ведомств, заместитель Министра юстиции РФ Алу Алханов и заместитель Генерального прокурора РФ Николай Винниченко, поддержали принятие данного Постановления. По мнению специалистов, документ послужит основанием единообразного понимания и толкования всеми правоприменителями положений ч. 6 ст. 15 УК РФ и создаст дополнительные гарантии индивидуализации уголовной ответственности. Так, при рассмотрении уголовного дела ВС РФ предписал судам проверять, имеются ли основания для изменения категории преступления на менее тяжкую, в отношении каждого подсудимого (п. 1 Постановления).

Получите бесплатный доступ на 3 дня.

Основания для изменения квалификации преступлений.

В практике судебно-следственных органов изменение квалификации – явление достаточно частое. Эти изменения отражаются в процессуальных документах на различных стадиях уголовного судопроизводства.
Вполне закономерен вопрос о причинах (основаниях) изменения в квалификации? Анализ показывает, что к таковым относятся следующие причины:
1. Изменились фактичес­кие данные, на основе которых была дана квалификация содеян­ному;
2. В процессе расследования или рассмотрения дела в суде изменился уголовный закон;
3. В предусмотренном уголовно-процессуальном порядке ис­правляется ошибка в применении закона, не связанная с измене­нием закона или фактических данных. Данная ошибка была допущена или на следствии, или в суде определенной инстанции.
Изучение судебной практики показывает, что удельный вес этих оснований для изменений квалификации различен.
Так, в период действия УК 1960 г. изменения квалификации часто были обусловлены изменением закона. Это явление повторилось в связи с изданием УК 1996 г.
Нередки были и ошибки в понимании и применении уголовного закона.
Однако большинство изменений в квалификации происходит из-за различной оценки фактических данных по делу, полученных на различных стадиях процесса. Ошибки в квалификации в основном связаны с недоста­точным исследованием фактов, лежащих в ее основе.
На практике распространены случаи искусственного “завы­шения” квалификации, при которой следователь (а иногда и суд первой инстанции) применяет более тяжкий уголовный закон, исходя и того, что суд или вышестоящая инстанция, по их мнению, в случае необходимости смягчит ответственность виновного, но не возвратит дело на доследование, что позволял старый УПК, или на новое судебное рассмотрение.
Можно приводить различные цифры, свидетельствующие о том, что изменения квалификации часто связаны с исправлением ошибок в применении уголовного закона, допущенных на пред­шествующих стадиях процесса.
Но в целом причины изменения квалификации не сводятся только к ошибкам. Например, изменение уго­ловного закона не зависит от деятельности правоприменительных органов. Но и изменение фактических данных по делу не всегда можно рассматривать как ошибку следственных органов или суда (например, возобновление дела по вновь открывшимся обстоятельствам).
Так как юридический акт, в котором выражена квалифика­ция, оказывает существенное влияние на права и обязанности раз­личных участников процесса, закон предусматривает для измене­ний квалификации определенную процессуальную форму и огра­ничивает эти изменения рядом условий.
Первичная квалификация преступления (при возбуждении уголовного дела) дает право приступить к производству предва­рительного следствия или дознания: следователь получает право на производство различных следственных действий – обыс­ки, выемки, назначение экспертиз, применение мер пресечения и др. Существенно расширяются права органов предварительного расследования после привлечения лица в качестве обвиняемого.
В частности, предъявление обвинения дает право применить к обвиняемому меру пресечения, вплоть до заключения под стражу, а также вве­сти ряд других ограничений. Но, согласно ст. 108 УПК РФ, заключить под стражу можно только лицо, которому предъявлено обвинение в преступлении, за которое возможно лишение свободы на срок свыше 2 лет.
Квалификация, даваемая в обвинительном заключении, завер­шает юридическую оценку содеянного с точки зрения органов предварительного расследования и прокурора. Важнейшее пра­вовое последствие этой оценки состоит в том, что она служит основанием для направления дела в суд. Квалификация, даваемая в приговоре, — это окончательная оценка деяния с точки зрения государства. Ее последствия — назначение наказания, ограниче­ние имущественных интересов осужденного, отрицательная оцен­ка его поведения обществом и т. д.
Учитывая постепенное расширение правовых последствий ква­лификации на различных стадиях судопроизводства, уголовно-процессуальный закон по мере дальнейшего движения уголовного дела все более ограничивает изменения в квалифи­кации, особенно если они ухудшают положение обвиняемого. Так, ст. 405 УПК запрещала пересмотр в порядке надзора дела, если поставлен вопрос о признании лица виновным в более тяжком преступлении. Но Конституционный суд признал это положение статьи неконституционным. Она так и называется «недопустимость поворота к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора». Но ведь это не позволяет устранить ошибки, тем более, если они умышленно сделаны судом – доказать злоупотребление судьи в этом проблематично, но ведь нельзя же лишать право потерпевшего на правосудие, на защиту его прав.
До предъявления обвинения следователь не связан той квали­фикацией, которая намечена им в постановлении о возбуждении дела. Квалификация, данная в постановления о предъявлении обвинения, уже более “устойчива”; для того чтобы ее изменить, нуж­но вымести новое постановление, одновременно признав старое постановление утратившим силу. Еще сложнее с обвинительным заключением: если деяния обвиняемого должны быть квалифицированы по более строгому закону, то придется возвращаться на предыдущий этап и снова предъявлять новое обвинение.
В суде эти изменения еще более затруднены. Сам суд не вправе ни в каком случае ухудшить положение обвиняемого. Это касается суда как первой, так и последующих инстанций. Эти демократические нормы процессуального закона гаран­тируют права обвиняемого и обеспечивают наилучшие условия для достижения истины.

Ошибки в квалификации в основном связаны с недоста точным исследованием фактов, лежащих в ее основе.

Переквалификация с одной статьи на другую в уголовном деле

Указанной суммой она распорядилась по собственному усмотрению, причинив потерпевшему А. значительный материальный ущерб. Приговором Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 21.05.2008 Б.

была осуждена по ч. 2 по ст.

Но Законом предусмотрено, что при утверждении обвинительного акта прокурор вправе своим постановлением исключить из него отдельные пункты обвинения либо самостоятельно переквалифицировать обвинение на менее тяжкое (ст. 226 УПК РФ). По уголовному делу, поступившему с обвинительным постановлением, прокурор также имеет право при утверждении обвинительного постановления своим постановлением исключить из него отдельные пункты обвинения либо переквалифицировать обвинение на менее тяжкое (ст.

226.8 УПК РФ). На стадии судебного разбирательства Что касается переквалификации преступления на стадии судебного разбирательства, то Уголовно-процессуальное законодательство (ст. 252 УПК РФ) устанавливает, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Данное право обеспечивается процедурами, предусмотренными ст. 172, 217, 222, 265, 273 УПК РФ, и выражается в предъявлении обвинения, в ознакомлении обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, вручении копии обвинительного заключения и выяснении у подсудимого сразу после оглашения обвинительного заключения государственным обвинителем, понятно ли ему обвинение. Именно предъявленное обвинение, изложенное в обвинительном заключении, ограничивает пределы судебного разбирательства, поскольку это связано в первую очередь с возможностью подсудимого возражать против обвинения, давать показания по предъявленному обвинению, представлять доказательства своей невиновности.

При данной ситуации изменению подлежат не только норма закона, но и все материалы производства.

§ 2. Особенности квалификации преступлений в досудебном производстве

В уголовно-процессуальной литературе толкования события преступления даются кратко и не всегда однозначно.

действительности . «Факт» и «деяние» альтернативно через запятую вряд ли обоснованно перечислять. Первое понятие намного шире второго может включать в себя и не деяния, а природные факторы, поведение животных и пр.

В другом учебнике событие преступления характеризуется как сам факт общественно опасного деяния, но нет всех признаков состава преступления [63] . Что еще менее удачно. Третий учебник трактует событие преступления шире — само деяние, о котором поступило сообщение, или стихийные силы или когда вообще не было факта,

например ложное заявление .

Удачнее дано толкование события преступления в таких разновидностях: а) события в действительности не было; б) событие в юридическом смысле слова было, но явилось

следствием уголовно ненаказуемых действий самого потерпевшего; в) событие явилось

следствием стихийных сил природы .

Полагаю, что разночтения процессуалистов обусловлено неточностью самого УПК. На первом, начальном этапе оперативно-следственных действий о событии именно преступления говорить еще преждевременно. Точнее было бы записать в УПК о событии наступления вреда (ущерба) или об общественно опасном событии.

Пункт 1 ч. 1 ст. 73 УПК хотя и не исчерпывающе, а примерно, но поясняет, что такое событие преступления — «время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления». Следовательно, для доказательства события преступления достаточно установить объект преступления, объективные элементы преступления — действие (бездействие), ущерб, время, место, обстановку, способ и другие объективные обстоятельства причинения вреда.

Первый показатель вредоносного события — причиненный теми или иными источниками ущерб в виде физического, имущественного, социального, дезорганизационного и пр. Внешне ущерб представляют прежде всего деформированные предметы — вещи, элементы флоры и фауны, следы преступления, которые оказались на месте события. О физическом вреде говорит состояние здоровья живого человека либо его труп. Информация об ущербе поступает по заявлениям физических либо юридических лиц, рапортов об обнаружении преступления (п. 43 ст. 5 УПК), СМИ и т.д. Статья 140 УПК поводами для возбуждения уголовного дела признает: 1) заявление о преступлении; 2) явка с повинной; 3) сообщение о совершенном либо готовящемся преступлении, полученное из иных источников. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достоверных данных, указывающих на признаки преступления.

Для установления события преступления правоприменителю, как правило, достаточно определить родовой и видовой объект посягательства, необязательно непосредственный, характер ущерба, причиненного именно человеком, а также объективные элементы деяния: место, время, способ, обстановку его совершения.

Основанием для возбуждения уголовного дела является, как гласит закон, «наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления». Значит, окончательно квалификация преступления по объекту, ущербу и другим объективным элементам состава должна быть уже не гипотетической, а определенной для дознавателя, следователя, прокурора. Правоприменитель заключает, что причиненный вред суть общественно опасные последствия действий физического лица, и при этом не ущерб от проступков. Называется статья УК РФ, по которой возбуждается уголовное дело. Конечно, такая квалификация может быть потом изменена, прокурор не утвердит постановления и признает отсутствие состава преступления и т. д. Тем не менее ст. 146 УПК требует, чтобы в постановлении о возбуждении уголовного дела назывались пункт, часть, статья УК РФ, на основании которых возбуждается уголовное дело.

Ошибки в квалификации на стадии установления события преступления многочисленны и напрямую ведут к квалификационным ошибкам на последующих этапах квалификации. Неполнота и односторонность при доказывании судами фактических обстоятельств дела часто называется Верховным Судом РФ в качестве источника квалификационных ошибок в обзорах судебной практики по результатам ее обобщения.

Среди квалификационных ошибок на этапе оперативно-следственных действий преобладают криминалистические и процессуальные ошибки. Они и сами по себе могут привести к «развалу» уголовного дела, например, из-за недоказанности и по другим нереабилитирующим основаниям, и обусловить уголовно-правовые квалификационные ошибки.

Примером обоснованного прекращения уголовного дела дознавателем может служить дело Г. Она подала в милицию заявление о том, что кто-то снял с ее счета в Сбербанке три тысячи рублей. Возбужденное по факту мошенничества уголовное дело было затем прекращено ввиду отсутствия события преступления на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК. Г. сама сняла указанную сумму денег, но затем забыла об этом. В данном случае отсутствовало событие преступления. Дальнейшая квалификация содеянного производиться не должна, ибо, если отсутствует событие преступления, не может быть и его состава.

Следует отметить, что на практике квалификация деяний ввиду отсутствия (или наличия) события производится редко. Чаще следователи и дознаватели не находят составов преступлений. При этом они, как правило, забывают указать в прекращаемых

делах, какой элемент и признак состава отсутствует .

Наиболее распространенные уголовно-правовые квалификационные ошибки на первом этапе: неквалификация, о которой подробно говорилось в предыдущей главе, и квалификация «с запасом». Истоки ошибок чаще всего лежат не в несовершенстве закона, а почти полностью связаны с непрофессионализмом, недобросовестностью и коррупцией дознания и следствия. Дело доходит до того, что правоприменители стали возбуждать уголовные дела за плату от потерпевшего и прекращать тоже, но уже за плату от подозреваемого или обвиняемого. В 2005 г. органами внутренних дел рассмотрено 9188454 заявлений, сообщений о преступлениях, зарегистрировано 3554738, осуждено — 878893 лица [64] .

Выступая на коллегии МВД России, Президент 17 февраля 2006 г. критиковал милицию за укрытие преступлений от учета, равнодушие и произвол в ходе расследования и коррупцию. Объяснил это В.В. Путин низким уровнем профессионализма и плохой кадровой работой. «Твердым и принципиальным должен быть курс на очищение от людей, которые превратили службу в разновидность доходного бизнеса», — сказал он [65] . Хотя определенные успехи по борьбе с «оборотнями в погонах» имеются: в 2005 г. по сравнению с 2004 общее число зарегистрированных преступлений, совершенных сотрудниками МВД, выросло на 46,8% и составило 44,7 тыс. К уголовной и административной ответственности привлекли 28,6 тыс. милиционеров.

Полагаю, что квалификации по событию преступлений не способствует весьма спорная концепция «криминалистической характеристики преступлений». Насчитано до дюжины различных определений такой характеристики. Одни криминалисты ее напрочь отвергают [66] , другие предлагают взаимоисключающие дефиниции. Так, признанный авторитет в криминалистике Р.С. Белкин пришел к выводу, что «следует отказаться от термина и понятия “криминалистическая характеристика преступления” и вернуться к старой практике конкретной частной криминалистической методики и в качестве первого ее элемента указывать на специфические особенности предмета доказывания по рассматриваемой категории уголовных дел» [67] . Приведенное мнение представляется убедительным. Тем более что набор криминалистических характеристик у исследователей весьма произвольный. К примеру, в криминалистическую характеристику терроризма включается способ, цели, группа, признаки личности субъекта преступления, особенности процесса следообразования [68] .

Более приемлема категория «следовая картина» криминального события. Она содержит исходную информацию о непосредственных отпечатках события в материальной обстановке преступления, являясь при этом базой логических построений следователя и критериям верификации всех доказательственных систем [69] . Ранее приводилось авторитетное свидетельство Н.С. Таганцева о том, что состав преступления в XVI и XVII вв. имел лишь процессуальное значение как совокупность следов, по которым можно было бы удостовериться в действительном совершении преступления, чтобы начать розыскные действия [70] .

В досудебной стадии процесса осуществляются оперативно-следственные действия по традиционной методике расследования преступлений с учетом особенностей последних и их доказывания. Для целей квалификации преступлений устанавливается событие преступления, а затем состав преступления. В последовательности — объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона. Доказательственная часть непосредственно к квалификации не относится.

Тот факт, что УПК лишь в единичных случаях употребляет термин «состав преступления», а говорит о преступлении и его признаках, создается определенная коллизионность между материальным и процессуальным Кодексами. Опять приходится сталкиваться с дискуссионностью понятия «состав преступления». Если состав преступления рассматривать как синоним преступления, а признаки состава преступления как синоним признаков преступления, как это делает УПК и практика, все равно потребуются уточнения. Часть 1 ст. 14 УК «Понятие преступления» не говорит о признаках преступления. Она называет свойства преступления — общественную опасность, виновность и противоправность деяния (последнее к элементам и признакам состава не относится). Общественная опасность и виновность деяния не структурированы по четырем подсистемам состава. Когда закон и практика говорят о «признаках преступления», то имеются в виду признаки именно состава преступления, а не его свойства. Квалифицировать деяния по обобщенно сформулированным свойствам преступления нельзя. Состав же преступления в законодательной формулировке диспозиций Общей и Особенной частей УК возможность квалификации преступлений обеспечивает. Предметом доказывания в досудебной и судебной стадиях уголовного процесса являются признаки состава совершенного деяния. Для квалификации — это обязательные элементы состава и их признаки. Для наказания и доказательств значимы и обязательные, и факультативные элементы преступления.

Крупнейший российский авторитет в учении об уголовных доказательствах Л.Е. Владимиров писал: «Вопрос о том, какие предметы составляют quid probandum (то, что подлежит доказыванию) в отдельном случае разрешается так или иначе смотря по тому, что требуется уголовным законом для состава данного преступления, какие обстоятельства принимаются во внимание при индивидуализированной виновности подсудимого.

Точное определение quid probandum совершается, следовательно, на основании материального уголовного права; судопроизводство как способ исследования исполняет программу, начертанную уголовным законом 95 (курсив мой. — Н.К.)

Согласуется ли предмет доказывания по ст. 73 УПК «Обстоятельства, подлежащие доказыванию» с материальным уголовным правом? Статья 73 предусматривает три группы таких обстоятельств: относящиеся к а) преступлению; б) наказанию; в) криминологическим детерминантам. К квалификации относится первая группа доказательств. Элементы преступления представлены в ней отлично от их понимания в уголовном праве. Например, обстоятельства, относящиеся к личности обвиняемого, расположены между доказательствами виновности и размером вреда. Не различаются личность и субъект преступления. Между тем к преступлению и его составу относится субъект преступления. Личность преступника выступает в роли одного из оснований индивидуализации наказания (ст. 60 УК РФ).

УПК в п. 2 ч. 1 ст. 73 назвал обстоятельством, подлежащим доказыванию, «виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы». Конструкции виновности в УПК и УК оказались различными. В УК виновность суть вина, а вина — родовое понятие ее форм — умысла и неосторожности. Процессуальное толкование виновности иное: «Доказывание виновности лица в совершении преступления п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК. требует тщательного исследования формы его вины и мотивации содеянного. Другими словами, оно ориентируется на необходимость всестороннего и полного выявления всего того, что связано с определяемыми уголовным законом особенностями субъективной стороны преступления, ставшего предметом рассмотрения по данному делу» [71] . Сюда же включается уголовно-правовая проверка вменяемости лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

«Виновен», «виноват» в русском языке равнозначно «преступен». Ответы присяжных «да, виновен» или «нет, не виновен» понимаются в смысле «да, преступен» или «нет, не преступен», «совершил преступление» или «доказано, не совершал преступления». Споры процессуалистов о природе заключения присяжных как суждении о факте или о юридической оценке (квалификации), не решает проблемы. «Виновен», «виноват», значит, совершил преступление — юридическая оценка. Доказана ли виновность подсудимого — тоже юридическая оценка.

О вине и виновности горели страсти уголовного и процессуального права в 1950- х гг. Главный партийный идеолог Поскрёбышев «пошутил» тогда не где-нибудь, а на XIX съезде компартии СССР. Юристы, якобы, так запутали вопрос о вине, что «теперь без вина в вине не разберешься».

Альтернативно представлять в УПК через запятую виновность, формы вины, мотив и цель, некорректно. Коллизионность УК и УПК в понимании виновности, понятно, не способствует сокращению квалификационных ошибок.

Не совпадает трактовка презумпции невиновности представителями материального и процессуального уголовного права. Конституция РФ в ч. 1 ст. 49 (ст. 14 УПК) устанавливает: «. каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным

законом порядке и установлена вступившим в силу приговором суда».

«Считается» не равноценно «является». Презумпция невиновности — уголовно- процессуальная категория. Основания уголовной ответственности, т.е. когда преступление является совершенным виновным в нем лицом — категория уголовно- правовая (ст. 8 и 14 УК). В России за год совершается 9-12 млн преступлений, которые официально не регистрируются. В отношении них, понятно, не выносится обвинительных приговоров. От этого они не перестают быть преступлениями.

Презумпция невиновности включает согласно ч. 3 ст. 14 УПК также принцип — «Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном настоящим Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого». Некоторые дознаватели и следователи толкуют презумпцию невиновности как основание для прекращения уголовного преследования ввиду невозможности доказать виновность лица, привлеченного к уголовной ответственности. Например, А. был привлечен к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 327 УК за использование заведомо подложного документа. Он представил при приеме на должность заместителя генерального директора по торговле ГУП «Башспирт» и территориальную избирательную комиссию для участия в выборах Уфимского горсовета в качестве кандидата в депутаты диплом о высшем образовании, выданный Башкирским государственным аграрным университетом. По справке ректора университета такой диплом не выдавался.

Дело было прекращено по п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК за отсутствием события преступления. У следователя возникли сомнения в существовании оригинала диплома. В постановлении дознавателя прекращение уголовного дела аргументировалось следующим образом: «. дать объективную оценку по подделке не представляется возможным, так как прямых доказательств нет. Согласно ст. 14 УПК все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого».

У следователя возникли сомнения, так как ему, оказывается, нужны только прямые доказательства, а их, по его мнению, нет. Предъявление подложного диплома сразу в два солидных учреждения, в том числе в городской избирком, не признано достаточным доказательством. А поскольку сомнения правоприменителя толкуются в пользу обвиняемого, то дело прекращается за отсутствием события преступления.

Таким образом, на процессуальной стадии оперативно-следственного установления события преступления уже производится квалификация преступления по конкретной норме УК. В начале оперативных и следственных действий дознаватели и следователи устанавливают объект преступления, не обязательно непосредственный, ущерб, предмет посягательства, место, время, обстановку и другие объективные элементы события. Заканчивается эта стадия вынесением постановления о возбуждении уголовного дела с указанием конкретной нормы УК, по которой квалифицируется содеянное (п. 4 ч. 2 ст. 146 УПК).

146 УПК требует, чтобы в постановлении о возбуждении уголовного дела назывались пункт, часть, статья УК РФ, на основании которых возбуждается уголовное дело.

Добавить комментарий