Особенности применения мер процессуального принуждения в налоговой сфере органами внутренних дел

Каков механизм взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов?

Органы внутренних дел и налоговые органы в порядке, определяемом по соглашению между ними, информируют друг друга:

об имеющихся у них материалах о нарушении законодательства о налогах и сборах и налоговых преступлениях;

о принятых мерах по их пресечению; о проводимых ими налоговых проверках.

Также в целях исполнения возложенных на них задач (п.

при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных НК РФ к полномочиям налоговых органов, органы внутренних дел обязаны в 10-дневный срок со дня выявления указанных обстоятельств направить материалы в соответствующий налоговый орган для принятия по ним решения (п. 2 ст. 36 НК РФ).

Порядок направления таких материалов урегулирован Инструкцией “О порядке направления органами внутренних дел материалов в налоговые органы при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных к полномочиям налоговых органов, для принятия по ним решения” (приложение 2 к совместному Приказу МВД России и МНС России от 22 января 2004 г. N 76, АС-3-06/37);

если в течение двух месяцев со дня истечения срока исполнения требования об уплате налога (сбора) налогоплательщик (плательщик сбора) полностью не погасил указанную в данном требовании недоимку, размеры которой позволяют предполагать факт совершения налогового преступления, налоговые органы обязаны в течение десяти дней со дня выявления указанных обстоятельств направить материалы в органы внутренних дел для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (п. 3 ст. 32 НК РФ).

В случае выявления признаков налоговых преступлений, предусмотренных ст. ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ, налоговые органы направляют материалы проверки в орган внутренних дел в соответствии с Инструкцией “О порядке направления материалов налоговыми органами в органы внутренних дел при выявлении обстоятельств, позволяющих предполагать совершение нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления” (приложение 3 к совместному Приказу МВД России и МНС России от 22 января 2004 г. N 76, АС-3- 06/37).

Взаимодействие органов внутренних дел с налоговыми органами организуется и по другим направлениям, таким как:

мероприятия по контролю за соблюдением организациями и индивидуальными предпринимателями требований Федерального закона от 22 мая 2003 г. N 54-ФЗ “О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт” ;

СЗ РФ. 2003. N 21. Ст. 1957.

мероприятия по контролю за продажей и хождением в регионах специальных марок для маркировки алкогольной продукции; по выявлению и пресечению фактов подпольного производства и реализации неучтенной алкогольной продукции; по предотвращению незаконного предпринимательства в сфере торговли спиртными напитками; по раскрытию других замаскированных преступлений, связанных с производством и реализацией алкогольной продукции;

мероприятия по выявлению и пресечению нарушений налогового законодательства физическими и юридическими лицами, сдающими в аренду жилые и нежилые помещения; и др.

Механизм проведения совместных выездных налоговых проверок определен в Инструкции “О порядке взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов при осуществлении выездных налоговых проверок” (приложение 1 к совместному Приказу МВД России и МНС России от 22 января 2004 г.

Российская газета. 2004. N 46.

Если в ходе проведения выездной налоговой проверки выявлены административные правонарушения, должностные лица налоговых органов и сотрудники органов внутренних дел возбуждают дело и осуществляют производство по делам об административных правонарушениях в соответствии с подведомственностью и в порядке, установленном КоАП РФ.

Какие меры защиты должностных лиц налоговых органов от противоправных посягательств при исполнении ими служебных обязанностей применяют органы внутренних дел?

Важной задачей органов внутренних дел в сфере налогообложения являются обеспечение безопасности деятельности налоговых органов, а также защита должностных лиц налоговых органов от противоправных посягательств при исполнении ими своих служебных обязанностей. Соответствующие полномочия органов внутренних дел определены в Федеральном законе от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” (в ред. от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ).

СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1455.

В соответствии со ст. 3 указанного Закона государственной защите подлежат должностные лица контролирующих органов (в частности, сотрудники налоговых органов) и их близкие. Защищаемым лицам обеспечивается: 1)

применение мер безопасности в целях защиты их жизни и здоровья, а также обеспечения сохранности их имущества; 2)

применение мер правовой защиты, предусматривающих, в частности, повышенную уголовную ответственность за посягательство на их жизнь, здоровье и имущество; 3)

осуществление мер социальной защиты, предусматривающих реализацию права на материальную компенсацию в случае их гибели (смерти), причинения им телесных повреждений или иного вреда их здоровью, уничтожения или повреждения их имущества в связи с их служебной деятельностью.

Для обеспечения защиты жизни и здоровья должностных лиц налоговых органов и их близких и сохранности их имущества органами внутренних дел могут применяться с учетом конкретных обстоятельств следующие меры безопасности (ст. 5 указанного Закона): 1)

личная охрана, охрана жилища и имущества; 2)

выдача оружия, специальных средств индивидуальной защиты и оповещения об опасности; 3)

временное помещение в безопасное место; 4)

обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах; 5)

перевод на другую работу (службу), изменение места работы (службы) или учебы; 6)

переселение на другое место жительства; 7)

замена документов, изменение внешности.

В целях реализации указанных мер безопасности органы внутренних дел могут проводить оперативно-розыскные мероприятия в порядке, установленном Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” (в ред. от 2 декабря 2005 г. N 150-ФЗ).

СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349.

Орган внутренних дел при наличии соответствующих повода и основания обязан в срок не более трех суток принять решение о применении либо об отказе в применении в отношении указанного лица мер безопасности. В случаях, не терпящих отлагательства, меры безопасности применяются незамедлительно.

В случае принятия решения о применении мер безопасности органом внутренних дел выносится мотивированное постановление, в котором указываются конкретные меры безопасности и сроки их осуществления. О вынесенном постановлении информируются защищаемое лицо и руководитель соответствующего налогового органа. При этом защищаемому лицу могут быть даны определенные предписания, соблюдение которых необходимо для его безопасности.

Порядок применения мер безопасности регулируется как Законом “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”, так и изданными в его исполнение подзаконными нормативными актами .

См.: Приказ МВД России “О мерах по реализации Федерального закона “О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов” от 20 декабря 1995 г. N 483 (в ред. Приказов МВД России от 6 декабря 1996 г. N 642, от 12 августа 2004 г. N 506) (вместе с Временной инструкцией “О порядке обеспечения государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов”) // Российские вести. 1996. N 48.

При устранении угрозы безопасности либо в случае возникновения иных оснований для отмены мер безопасности уполномоченным на то должностным лицом органа внутренних дел выносится соответствующее мотивированное постановление, которое объявляется защищаемому лицу. Указанное постановление, а также постановление об отказе в применении мер безопасности могут быть обжалованы заинтересованными лицами в вышестоящий по подчиненности орган внутренних дел, в прокуратуру либо в суд. Жалоба рассматривается незамедлительно (ст. ст. 14, 18 Закона).

Должностные лица органов внутренних дел, виновные в непринятии или в ненадлежащем осуществлении мер безопасности в отношении защищаемых лиц либо в разглашении сведений об указанных мерах, привлекаются к ответственности в соответствии с действующим законодательством. В частности, разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица контролирующего органа, а также его близких, если это деяние совершено в целях воспрепятствования его служебной деятельности, влечет уголовную ответственность по ст. 320 УК РФ.

2 УК РФ, налоговые органы направляют материалы проверки в орган внутренних дел в соответствии с Инструкцией О порядке направления материалов налоговыми органами в органы внутренних дел при выявлении обстоятельств, позволяющих предполагать совершение нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления приложение 3 к совместному Приказу МВД России и МНС России от 22 января 2004 г.

Принуждение по налоговому праву в системе государственного принуждения за нарушение налогового законодательства

Стрельников В.В., преподаватель кафедры финансового права Воронежского государственного университета, кандидат юридических наук.

Вопрос о разграничении и взаимодействии мер принуждения по налоговому праву с иными видами государственного принуждения представляется важным с теоретической и практической точек зрения.

Принуждение по налоговому праву (налогово-правовое принуждение) можно определить как установление в нормах налогового права и применение к нарушителям налогово-правовых норм особых мер государственного воздействия, влекущих ограничения имущественного характера в целях предупреждения и пресечения нарушений налогового законодательства, возмещения ущерба, наказания виновных.

Основные черты принуждения по налоговому праву позволяют сопоставить и сравнить его с иными видами государственного принуждения в сфере налогов и сборов: административно-правовым, уголовно-правовым, гражданско-правовым. В совокупности они образуют систему государственного принуждения за нарушение налогового законодательства. В этой системе межвидовые связи мер принуждения за нарушение налогового законодательства сопровождаются внутривидовыми связями между мерами одной отраслевой принадлежности, но разного функционального характера (пресекательными, восстановительными, карательными). Целостность системы обусловлена единством объекта защиты (налоговые правоотношения) и целей (обеспечение соблюдения налогово-правовых норм).

Взаимосвязь налогово-правового принуждения с иными видами государственного принуждения следует рассматривать в двух аспектах: правовом (материально-правовом и процессуальном) и организационном.

Материально-правовой аспект взаимодействия разноотраслевых видов государственного принуждения за нарушение налогового законодательства видится в установлении в отраслевых законах (кодексах) соответствующих санкций и оснований их применения (составов правонарушений); закреплении правового статуса лиц, подвергающихся государственно-принудительному воздействию, определении условий освобождения от ответственности, смягчающих и отягчающих обстоятельств, давностных сроков и т.д.

Процессуально-правовой аспект взаимодействия принуждения по налоговому праву с иными видами государственного принуждения в сфере налогообложения состоит в разграничении компетенции различных юрисдикционных органов (возбуждение дела, рассмотрение дела, принятие решения и его исполнение); в закреплении адекватных процессуальных средств воздействия, в том числе мер процессуального обеспечения (пресечения); в установлении необходимых процессуальных сроков; указании средств, способов и предмета доказывания; распределении обязанностей по доказыванию; установлении особенностей исполнения юрисдикционных решений и преюдиции между ними и т.д. Например, для уголовного процесса характерны исключительно судебный порядок разрешения дела, более суровые меры принуждения (арест подозреваемого, обвиняемого) и т.п.

Взаимосвязь видов государственного принуждения в сфере налогообложения видится также в организационном аспекте. Это проявляется в распределении функций между органами исполнительной власти, обмене необходимой информацией, оптимизации взаимодействия, обеспечении эффективного использования средств реализации государственной фискальной и карательной политики и т.д. Примером регламентации подобных отношений служит совместный Приказ МВД РФ и МНС РФ от 22 января 2004 г. “Об утверждении нормативных правовых актов о порядке взаимодействия органов внутренних дел и налоговых органов по предупреждению, выявлению и пресечению налоговых правонарушений и преступлений” .

Рос. газ. 2004. 6 марта.

Юридическая доктрина и практика за многие годы выработали наиболее важные аксиомы, определяющие характер и условия реализации мер государственного принуждения. К ним, в частности, относятся принципы справедливости, однократности и соразмерности наказания, дифференциации ответственности, соразмерности и др.

Принципы однократности и соразмерности наказания стали одним из достижений современной юриспруденции, что отражено как в позитивном праве, так и в естественно-правовых концепциях. Достаточно привести многочисленные примеры правовых позиций КС РФ, основывающихся на невозможности повторного привлечения к ответственности за одно и то же правонарушение . Эта аксиома восходит к древнейшим правовым учениям и отражена в основополагающих международно-правовых актах.

См., напр.: Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР “О Государственной налоговой службе РСФСР” и Законов Российской Федерации “Об основах налоговой системы в Российской Федерации” и “О федеральных органах налоговой полиции” от 15.07.1999 N 11-П // Собрание законодательства РФ. 1999. N 30. Ст. 3988.

Несмотря на всю основательность и логическую непогрешимость тезиса об однократности наказания, его применение на практике сталкивается с двумя проблемами.

Первая – это до сих пор неоднозначно разрешаемая в правовой доктрине ситуация с одновременным привлечением к карательной ответственности юридического и должностного лица. Существует мнение, что в этом случае нарушается как принцип однократности наказания, так и принцип ответственности за вину .

Сорокин В.Д. О двух тенденциях, разрушающих целостность института административной ответственности // Правоведение. 1999. N 1. С. 46 – 54.

Вторая обозначенная проблема связана с тем, что штрафная природа санкций часто бывает завуалирована, в результате чего неясно, однократно или дважды наказывается виновный. Недопустимость формального подхода к оценке правовой природы санкций следует, в частности, из Определения Конституционного Суда РФ по жалобе Красноярского филиала ЗАО “Коммерческий банк “Ланта-Банк” на нарушение конституционных прав и свобод пунктами 1 и 2 статьи 135 и частью второй статьи 136 Налогового кодекса РФ от 6 декабря 2001 г. N 257-О. Конституционный Суд РФ указал, что “фактически в пункте 1 статьи 135 НК РФ под пеней понимается штрафной процент. пеня в данном случае является штрафом”.

Установление разноотраслевых мер принуждения, “нацеленных” на обеспечение соблюдения налогового законодательства, требует разрешения коллизии между ними. Применительно к штрафным (карательным) санкциям это может быть достигнуто двумя способами.

Во-первых, путем формулирования всех элементов составов правонарушений и санкций, избегая “пересечений”. Например, составы административных правонарушений в области налогов и сборов (гл. 15 КоАП РФ) предусматривают в качестве субъектов только должностных лиц организаций. Учитывая то обстоятельство, что по НК РФ к ответственности за совершение налоговых правонарушений привлекаются физические лица и сами организации, но не должностные лица, одновременное наказание по КоАП РФ и НК РФ невозможно .

Принцип однократности наказания нарушается статьей 16.22 КоАП РФ “Нарушение сроков уплаты таможенных платежей”, которая, применительно организациям-налогоплательщикам, дублирует ст. 122 НК РФ.

Во-вторых, предусмотрев специальные коллизионные нормы, позволяющие избежать повторного наказания за одно и то же деяние. Примером может служить норма п. 3 ст. 108 НК РФ: “предусмотренная настоящим Кодексом ответственность за деяние, совершенное физическим лицом, наступает, если это деяние не содержит признаков состава преступления, предусмотренного уголовным законодательством Российской Федерации”.

Указанные приемы юридической техники позволяют обеспечить принцип однократности наказания. Одновременно при установлении мер принуждения, носящих карательный, штрафной характер, не менее важно соблюсти начала справедливости в понимании равенства и пропорциональности (соразмерности). Для этого необходимо избегать двух крайностей: чрезмерной репрессии и, наоборот, полной депенализации общественно опасного деяния. Недопустимы как чрезмерное, т.е. сверх минимально необходимого предела, наращивание санкций, так и “забывание” установления ответственности за антиобщественные деяния, объективно требующие государственно-властного реагирования, а равно любая диспропорция в наказании за тождественные правонарушения. Рассмотрим это на конкретных примерах.

Термин “пенализация” обозначает правовое явление, когда деяние (действие или бездействие) признается общественно опасным, соответственно противоправным, и за него устанавливается та или иная мера государственного принуждения (юридической ответственности). В уголовном праве и криминологии используется специальный термин – криминализация; в административном праве – административная деликтолизация. Финансово-правовая деликтология и ее категориальный аппарат пока находятся на начальном этапе развития.

“Неравномерное” применение мер принуждения не соответствует началам социальной справедливости, принципу неотвратимости наказания. Примером может служить ситуация с ответственностью налогового агента, исправленная с внесением изменений в Уголовный кодекс РФ в декабре 2003 г. . Имеются также противоположные примеры, когда законодатель, наоборот, создает и не исправляет диспропорцию.

Уголовная ответственность налогоплательщика за уклонение от уплаты налогов была установлена уже в первоначальной редакции УК РФ вслед за ранее действовавшим УК РСФСР 1960 г. В то же время криминализация противоправного деяния, совершенного налоговым агентом, произошла только с внесением изменений в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ. До этого момента налоговые агенты, не исполнившие свои обязанности по удержанию и перечислению налогов в бюджет, не были субъектами уголовной ответственности, несмотря на то что для казны равнозначны последствия неудержания и неуплаты налога. Стоит заметить, что в НК РФ изначально такой диспропорции не было. Налоговая ответственность налогового агента установлена в ст. 123 НК РФ по строгой аналогии с ответственностью налогоплательщика (ст. 122). Поскольку противоправный результат в виде непоступления налоговых платежей в бюджет вследствие неисполнения обязанностей налогоплательщика и налогового агента оценивается прежде всего размером непоступивших платежей, то и санкции за правонарушения в статьях 122 и 123 НК РФ построены идентично.

Статьей 16.22 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность в том числе должностных лиц за неуплату налогов, подлежащих уплате при перемещении товаров через таможенную границу РФ. Однако подобный состав применительно к остальным налогам отсутствует в главе 15 КоАП РФ. Налицо неравномерность репрессии, поскольку аналогичное по объекту и тяжести вреда правонарушение остается ненаказуемым. В данной ситуации сложно сразу дать ответ, что имеет место – необоснованное усиление или, напротив, ослабление карательного воздействия за неуплату налогов.

С одной стороны, логическое толкование и сравнительная характеристика нормативных положений главы 15 КоАП РФ и главы 16 НК РФ, предусматривающих корреспондирующие составы административных и налоговых правонарушений, позволяют прийти к выводу о необходимости включения в главу 15 КоАП РФ статьи “Неуплата или неполная уплата налога”. С другой стороны, несмотря на нормы позитивного права, в отечественной правовой доктрине до сих пор не решен вопрос о допустимости одновременного наказания двух субъектов – юридического и должностного лица за одно и то же правонарушение. Решение противоречия видится в комплексном научно-обоснованном подходе к феномену государственного принуждения в сфере налогообложения.

Дифференциация разноотраслевых видов государственного принуждения за нарушение налогового законодательства в материально-правовом аспекте имеет свое продолжение в процессуальном праве, что внешне выражается в использовании различных процессуальных юрисдикционных форм. Таким образом, материальная охранительная подсистема обеспечивается специфическими механизмами правореализации, к которым следует отнести уголовный процесс, административно-юрисдикционный процесс, налогово-юрисдикционный процесс, гражданский и арбитражный процесс, наконец, исполнительное производство.

Общая норма, разграничивающая процессуальные институты реализации ответственности за нарушение налогового законодательства, содержится в ст. 10 НК РФ. Как определено в данной статье, порядок привлечения к ответственности и производство по делам о налоговых правонарушениях осуществляются в порядке, установленном главами 14, 15 Кодекса. Производство по делам о нарушениях законодательства о налогах и сборах, содержащих признаки административного правонарушения или преступления, ведется в порядке, установленном соответственно законодательством РФ об административных правонарушениях и уголовно-процессуальным законодательством РФ.

К иным нормам о подведомственности можно отнести п. 2 ст. 104 НК РФ: исковое заявление о взыскании налоговой санкции с организации или индивидуального предпринимателя подается в арбитражный суд, а с физического лица, не являющегося индивидуальным предпринимателем, – в суд общей юрисдикции; п. 7 ст. 114 НК РФ: налоговая санкция взыскивается с налогоплательщика на основании решения руководителя (его заместителя) налогового органа в порядке, предусмотренном Кодексом, в случае если сумма штрафа, налагаемого на налогоплательщика – индивидуального предпринимателя, не превышает пять тысяч рублей по каждому неуплаченному налогу за налоговый период и (или) иному нарушению законодательства о налогах и сборах, на организацию – пятьдесят тысяч рублей по каждому неуплаченному налогу за налоговый период и (или) иному нарушению законодательства о налогах и сборах.

Среди всех юрисдикционных (охранительных) процессуальных форм реализации санкций за нарушение налогового законодательства уголовно-процессуальная форма имеет приоритет, в частности, над налогово-процессуальной формой. Это вытекает из особого характера уголовного наказания как самой суровой меры государственного принуждения. Отсюда уголовно-процессуальные отношения наиболее детально урегулированы законом.

Налоговое принуждение в процессуальном аспекте отличает специфический (упрощенный) порядок применения мер налогового принуждения – это порядок оперативного воздействия (реагирования), связанный с производством меньшего круга процессуальных действий, чем осуществление мер принудительного воздействия, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством .

Старилов Ю.Н. Нарушения налогового законодательства и юридическая ответственность. Воронеж: ИПФ “Воронеж”, 1995. С. 17.

Возбуждение уголовного дела по признакам “налогового преступления” является основанием для приостановления срока давности взыскания налоговой санкции с физического лица (ст. 115 НК РФ). Иными словами, вначале расследуется уголовное дело, затем применяются налоговые санкции к физическому лицу при наличии в его деяниях признаков налогового правонарушения и отсутствии признаков состава преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ . Условный приоритет уголовно-процессуальной формы над цивилистическим процессом демонстрирует правило преюдиции. Приговор суда имеет преюдициальное значение при рассмотрении дела в порядке арбитражного или гражданского судопроизводства (ст. 69 АПК РФ, ст. 61 ГПК РФ), но не наоборот (ст. 90 УПК РФ). Правило преюдиции оказывает прямое влияние на процессуальные институты приостановления производства по делу (п. 1 ч. 1 ст. 143 АПК РФ, абз. 5 ст. 215 ГПК РФ).

Читайте также:  Какой штраф за неоформленное газовое оборудование на автомобиль

Иная ситуация складывается при привлечении к уголовной ответственности должностных лиц организации по ст. 199 УК РФ. В силу закона (п. 4 ст. 108 НК РФ) данный факт не имеет преюдициального значения для дела о взыскании налоговой санкции, рассматриваемого арбитражным судом. Довод о том, что вина организации может быть установлена только с помощью доказывания умысла должностных лиц организации в уголовном деле, является несостоятельным и противоречит закону, поскольку в силу п. 4 ст. 69 АПК РФ приговор по уголовному делу о виновности или невиновности лица не является обязательным для арбитражного суда. См.: Шерстюк В.М. О применении норм АПК РФ (ответы на вопросы) // Законодательство. 2004. N 10. С. 63.

Особенно внимательно законодателю и правоприменителю следует подходить к совокупному применению разнообразных мер пресечения, которые используются еще до окончательного решения дела и установления вины лица в совершении правонарушения. Одновременное применение таких мер пресечения, как арест подозреваемого в совершении преступления, арест имущества организации, приостановление операций по счетам в банках, может полностью парализовать работу хозяйствующего субъекта и потому должно осуществляться строго в рамках закона с соблюдением баланса интересов личности, общества и государства и причинять субъекту необходимый минимум ограничений. Меры пресечения как элемент соответствующей процессуальной юрисдикционной формы (уголовно-процессуальной, гражданской процессуальной, административно-процессуальной, налогово-процессуальной) должны быть соразмерны тяжести предотвращаемого противоправного деяния и применяться на началах справедливости, дифференциации, нерепрессивности. В любом случае они не должны подменять собой основные (обеспечиваемые) меры государственного принуждения, выраженные в восстановительных и штрафных санкциях.

Одной из важных практических проблем сегодня является соблюдение баланса публичных и частных интересов при взаимном применении способов пресечения в качестве контрмер. Например, нарушением такого баланса следует считать безусловное право налогового органа приостанавливать операции по счетам либо налагать арест на имущество организации при отсутствии гарантий налогоплательщикам на использование обеспечительных мер в случае обжалования актов налоговых органов. Применение обеспечительных мер отдано на усмотрение суда, а практика в этом вопросе складывается не в пользу налогоплательщиков.

Уголовная ответственность налогоплательщика за уклонение от уплаты налогов была установлена уже в первоначальной редакции УК РФ вслед за ранее действовавшим УК РСФСР 1960 г.

ПОНЯТИЕ И ВИДЫ МЕР НАЛОГОВО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

НАЛОГОВО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ
А.Ю. КИКИН
Кикин А.Ю., юрист.
Понимание правовой природы мер налогово-процессуального принуждения требует полной определенности и ясности в вопросах о налоговом процессе и о его месте в отечественной правовой системе. Представляется, что исходной для последующих теоретических построений в данном случае является категория юридического процесса. Анализ соответствующей научной литературы позволяет констатировать, что в теории права существует два основных подхода в его определении, которые вполне уместно рассмотреть в рамках данного исследования.
В узком смысловом значении юридический процесс фактически отождествляется с судебным процессом, т.е. с уголовным, административным или гражданским судопроизводством . Данный подход является достаточно распространенным в правовой науке, в его основе положено понимание процесса как юрисдикционной процедуры, направленной на разрешение споров о праве и осуществлении правового принуждения . Так, например, один из его сторонников, имея в виду единую правовую природу трех упомянутых видов судебного процесса, отметил, что “. верховный постулат процесса один для всех видов последнего: раскрытие материальной истины, задача всякого процесса одна и та же: установить право, осуществить и охранить его, юридическая природа права на иск идентична, основные принципы судоустройства совпадают, равно как совпадают и основные принципы судопроизводства (принципы процесса), единая юридическая конструкция процесса применима ко всем видам последнего” .
——————————–
См.: Проблемы судебного права / Под ред. В.М. Савицкого. М., 1983. С. 17.
См.: Протасов В.Н. Основы общеправовой процессуальной теории. М., 1991. С. 61.
См.: Рязановский В.А. Единство процесса. М., 1996. С. 73.
Однако существует и иная точка зрения, в соответствии с которой юридический процесс понимается более широко. Разделяющие ее специалисты полагают, что “процессуальная форма имеет место не только в юрисдикционной (правоохранительной) сфере применения норм права, но и в других сферах, в которых правовые нормы регулируют положительные действия субъектов общественной жизни. Иначе говоря, любая отрасль материального права вызывает к жизни соответствующие процессуальные нормы” . Полагаем, что именно это понимание юридического процесса в большей степени соответствует нашему о нем представлению, поэтому следует взять его за основу в последующем изложении. Тем не менее следует также целиком согласиться с тезисом о том, что при широком понимании юридического процесса не допускается никакого принижения роли и значения правосудия как специфической формы деятельности государства. Речь идет лишь о том, что правоприменительный процесс многообразен и не может быть сведен только к разрешению споров или дел о правонарушениях и только к деятельности суда . В этой связи следует признать обоснованным определение юридического процесса (разновидности социального процесса) как нормативно установленной формы упорядочивания юридической деятельности (действий) и правовых документов (актов), которая включает в себя судебные процессы (судопроизводства) и правовые процедуры .
——————————–
См.: Юридическая процессуальная форма. Теория и практика / Под общ. ред. П.Е. Недбайло, В.М. Горшенева. М., 1976. С. 12.
См.: Кононов П.И. Административный процесс: подходы к определению понятия и структуры // Государство и право. 2001. N 6. С. 20.
См.: Панова И.В. Юридический процесс. Саратов, 1998. С. 22.
Структура юридического процесса до сих пор не имеет своего однозначного определения . Тем не менее попытаемся определить место налогового процесса в системе права в целом и в системе юридического процесса в частности.
——————————–
См.: Махина С.Н. Административный процесс: Проблемы теории, перспективы правового регулирования. Воронеж: ВГУ, 1999. С. 23 – 24.
Процессуальная составляющая налогового права отмечена во многих научных работах. Так, Г.В. Петрова отмечает, что материальные нормы налогового права характеризуются тем, что они юридически закрепляют комплекс обязанностей и прав, а также ответственность участников регулируемых налоговым правом финансовых отношений. Процессуальные же нормы налогового права регулируют государственное управление и связанные с ним управленческие отношения. Это нормы, определяющие порядок приема, рассмотрения, разрешения жалоб и заявлений налогоплательщиков, порядок производства по делам о налоговых правонарушениях и т.п. Их назначение сводится к определению процедуры реализации юридических обязанностей и прав, установленных нормами материального налогового права в рамках регулируемых налоговых отношений. При этом налоговый процесс фактически причислен ею к разновидности административного процесса и рассматривается как совокупность действий, совершаемых налоговыми органами (должностными лицами) для реализации возложенных на них задач и функций . О “смешанном административном процессе”, элементы которого как бы входят в рамки другого процесса (бюджетного, налогового и т.д.), говорится в трудах других авторитетных ученых .
——————————–
См.: Петрова Г.В. Налоговое право: Учебник для вузов. М., 1997. С. 11.
См.: Тихомиров Ю.А. Курс административного права и процесса. М., 1998. С. 736.
Следует согласиться с тем, что финансовое и налоговое право находится в “горизонтальной” связи с административным процессом (в связи с применением административных взысканий за нарушения в области финансов и торговли, а также в связи с исполнением постановлений о денежных взысканиях, в том числе и с поворотом исполнения таких постановлений) . Однако, по нашему мнению, налоговый процесс все же не следует рассматривать в качестве составной части административного процесса по следующим основаниям.
——————————–
См.: Масленников М.Я. Перспективы формирования правовой отрасли российского административно-процессуального права // Правовая наука и реформа юридического образования. Сборник научных трудов. Вып. 14: Актуальные проблемы современного российского права. Воронеж: ВГУ, 2002. С. 96.
Представляется очевидным, что интересующая нас совокупность налогово-процессуальных норм входит составной частью в налоговое право, являющееся, в свою очередь, по мнению ряда авторитетных ученых, подотраслью финансового права . Последнее не является процессуальной правовой отраслью, однако в его систему безоговорочно включается, например, институт бюджетного процесса . Помимо соответствующих теоретических предпосылок это в значительной степени обусловлено наличием в бюджетном законодательстве совокупности соответствующих правовых норм, сведенных воедино в части третьей “Бюджетный процесс в Российской Федерации” (статьи 151 – 280) БК РФ, которые определяют порядок составления, рассмотрения и утверждения проектов бюджетов, их исполнения, а также утверждения отчетов об их исполнении.
——————————–
См., например: Химичева Н.И. Налоговое право: Учебник. М.: БЕК, 1997. С. 43; Финансовое право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. М.В. Карасева. М.: Юристъ, 2002. С. 319; Кузнецов Н.Г., Корсун Т.И., Науменко А.М. Налоговое право России: Учебное пособие / Под ред. Н.Г. Кузнецова. М., 2003. С. 7.
См., например: Крохина Ю.А. Финансовое право России: Учебник для вузов. М.: Норма, 2004. С. 272 – 279; Кучеров И.И. Бюджетное право России: Курс лекций. М.: АО “Центр ЮрИнфоР”, 2002. С. 54 – 55; Пауль А.Г. Бюджетно-процессуальные производства и процедуры // Финансовое право. 2001. N 2. С. 16 – 17.
Полагаем, что в настоящий момент уже вполне позволительно говорить о налоговом процессе, как законодательно оформленном и теоретически обоснованном институте налогового и финансового права. В современных условиях в связи с развитием финансового законодательства число процессуальных финансово-правовых норм увеличивается, что свидетельствует о реальности, достаточно высокой степени гарантированности материальных финансово-правовых норм . По мнению известного специалиста в области финансового права Н.И. Химичевой, в процессуальных финансовых отношениях выражается юридическая форма, в которой происходит получение государством в свое распоряжение финансовых ресурсов, их распределение и использование . Отмечается также, что материальные финансовые правоотношения являются формой проявления конкретных прав и обязанностей субъектов, а процессуальные – формой проявления порядка реализации этих прав и обязанностей .
——————————–
См.: Карасева М.В. Финансовое право. Общая часть: Учебник. М.: Юристъ, 1999. С. 75.
См.: Финансовое право / Под ред. Н.И. Химичевой. М., 1995. С. 36 – 37.
См.: Карасева М.В. Финансовое правоотношение. Воронеж, 1997. С. 263.
С учетом этого налоговый процесс вполне может быть признан составной частью финансового процесса . Не случайно в этой связи отмечается, что усилилась тенденция обособления отдельных групп процессуальных норм и выделение их за рамки административного процесса в земельном, экологическом, финансовом, налоговом и других отраслях права. Стремление вывести данные процессы за рамки административного процесса предопределяется желанием ученых, изучающих отраслевые процессуальные явления, обосновать необходимость и целесообразность реализации материально-правовых норм при помощи процессуальных норм, зарождающихся в соответствующих материальных отраслях, а не только уголовного, гражданского и административного процесса . Дополнительным подтверждением этого процесса являются многочисленные попытки авторов ввести в профессиональный оборот такие термины, как “налоговые споры”, “налоговое судопроизводство” и “налоговая адвокатура” .
——————————–
См.: Пауль А.Г. Понятие и значение процессуальных норм в финансово-правовом регулировании // Трибуна молодых ученых: Проблемы современного правового развития. Вып. 1 / Под ред. Ю.Н. Старилова. Воронеж: ВГУ, 2000. С. 124 – 136.
См.: Панова И.В. Указ. соч. С. 63 – 64.
См., например: Лукаш Ю.А. Налоговые споры. М., 2001; Колосова Л.В., Сушкова С.А. Досудебный порядок урегулирования налоговых споров // Налоговый вестник. 2003. N 5; Ковалевская Д.Е., Короткова Л.А. Налоговые споры: порядок урегулирования во внесудебном и судебном порядке. Арбитражная практика. М., 2003; Кучеров И.И. Налоговое судопроизводство в России и за рубежом // Бухгалтерский учет. 2000. N 4; Кулеш В.А. Налоговая адвокатура (или как защищаться от финансовых санкций). 2-е изд., испр. и доп. М., 1999.
Отдельные правоведы исходят из того, что развитие налогово-процессуального права как правовой общности в системе финансового права (в системе налогового права как его подотрасли) обусловлено принятием налогового законодательства и созданием налоговых органов. При этом само налогово-процессуальное право определяется ими как совокупность процессуальных норм, регулирующих деятельность органов налогового контроля (налоговых органов) по выявлению, расследованию, рассмотрению и разрешению дел о налоговых правонарушениях и осуществлению иных мер налогового принуждения .
——————————–
См.: Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. М.: Норма, 2003. С. 136.
Некоторые ученые полагают, что отграничение процессуального налогового права от материального налогового права обусловлено тем, что нормы-правила необходимы для разработки налогового процесса по установлению, исчислению и взиманию налогов и сборов и самостоятельного исполнения налоговой обязанности физическими лицами и организациями. В процессе реализации налогоплательщиками и плательщиками сборов конституционной обязанности нередко нарушаются налоговые нормы материального характера, то есть совершаются налоговые правонарушения, которые могут иметь место и при возникновении налоговых споров .
——————————–
См.: Староверова О.В. Налоговый процесс: организационно-правовой аспект // Вестник Российской правовой академии. 2004. N 1. С. 37.
По мнению Д.В. Винницкого, система налогового права, помимо прочего, включает в себя такой автономный элемент, как налоговое процедурное право, которое объединяет в себе разнообразные материальные и процессуальные налогово-правовые нормы, призванные гарантировать выявление и надлежащий порядок реализации налоговых обязательственных и деликтных отношений. По мнению ученого, налоговое процедурное право регулирует как материальную процедуру, так и налоговую процедуру особого характера – налоговый процесс. Институт налогового процесса призван регулировать процедуру состязательного характера, а точнее – отношения по применению мер налогово-правового принуждения и по разрешению налогово-правовых споров .
——————————–
См.: Винницкий Д.В. Российское налоговое право: проблемы теории и практики. СПб., 2003. С. 294, 307 – 308.
В данном случае следует отметить, что приведенные выше определения налогово-процессуального права и налогового процесса имеют как несомненные достоинства, так и очевидные недостатки. Вместе с тем в любом случае следует согласиться с точкой зрения, в соответствии с которой специфика налогово-правовых отношений обусловила необходимость трактовки налогового процесса в широком смысле слова, потому что это понятие включает в себя все процессуальные отношения, касающиеся права государства на часть имущества налогоплательщика и плательщика сборов в виде налоговых платежей в соответствующий бюджет или фонд. В узком (классическом) смысле понятие “налоговый процесс” означает только налогово-процессуальные отношения, связанные с производством по налоговому правонарушению . По нашему мнению, сведение налогового процесса в его понимании до производства по делам о налоговых правонарушениях или налогового судопроизводства не является достаточно теоретически обоснованным. Более состоятельной нам представляется позиция, в соответствии с которой предлагается включить все налогово-правовые нормы, связанные с определенной упорядоченной процедурой реализации нормативных предписаний, в понятие налогового процесса .
——————————–
См.: Иванова В.Н. Соотношение правовых категорий “налоговый процесс” и “налоговое производство” и особенности их реализации в НК РФ // Юрист. 2001. N 2. С. 67.
См.: Бачурин Д.Г. Налоговый процесс как внутриотраслевой институт налогового права // Российский юридический журнал. 2001. N 2. С. 85 – 87.
С учетом этого налоговый процесс следует определить как регламентированную процессуальными нормами налогового права деятельность по установлению и введению налогов и сборов, их исчислению

Следует согласиться с тем, что финансовое и налоговое право находится в горизонтальной связи с административным процессом в связи с применением административных взысканий за нарушения в области финансов и торговли, а также в связи с исполнением постановлений о денежных взысканиях, в том числе и с поворотом исполнения таких постановлений.

Понятие и классификация мер административного принуждения, применяемого органами внутренних дел.

Принуждение в административной деятельности органов внутренних дел является таким воздействием, которое обеспечивает исполнение конкретными ли­цами установленных правил поведения независимо от того, желают они следовать этим правилам или нет. Оно направлено на то, чтобы заставить лицо совершить какие-либо действия, либо отказаться от совершения ка­ких-либо действий вопреки его желанию.

В соответствии с п.5 ч.1 ст.6 ФЗ «О полиции» «Применение сотрудником полиции мер государственного принуждения для выполнения обязанностей и реализации прав полиции допустимо только в случаях, предусмотренных федеральным законом».

Основными признаками, характеризующими административное при­нуждение, в том числе применяемое органами внутренних дел, являются следующие:

– административное принуждение применяется как реакция соот­ветствующих органов и должностных лиц органов внутренних дел на правонарушения либо общественно-опасные действия и явления. Поэтому основаниями применения данного вида государственного принуждения в администра­тивной деятельности органов внутренних дел являются:

а) возникновение обстоятельств, угрожающих безопасности лично­сти или общественной безопасности;

б) совершение лицом административного правонарушения;

в) совершение лицом уголовно наказуемого деяния;

– содержание административного принуждения заключается в пси­хологическом и физическом воздействии на сознание и поведение людей. Суть мер административного принуждения сводится к правовым лишени­ям (к примеру, лишение специального права), обременениям (например, явка для регистрации в ОВД), правовому урону (уплата штрафа), причине­нию вреда (огнестрельного ранения) конкретному лицу. Их применение влечет наступление неблагоприятных последствий личного, физического, имущественного или организационного характера;

– административное принуждение имеет государственно-властный характер, только государство в лице органов законодательной власти мо­жет устанавливать меры административного принуждения;

– административное принуждение имеет исключительно правовой характер, то есть меры административного принуждения применяются только на основе и в рамках закона уполномоченными на то должностны­ми лицами, в том числе должностными лицами органов внутренних дел. Основания и порядок применения мер административного при­нуждения установлены административным и административно-процессуальным законодательством;

– административно-принудительному воздействию подвергаются не только отдельные лица, но и коллективные субъекты (организации).;

– административное принуждение применяется в большинстве слу­чаев быстро и оперативно. Поэтому его реализация возможна без предва­рительной судебной оценки, устанавливающей законность применения той или иной меры административного принуждения;

– административное принуждение применяется уполномоченными должностными лицами органов внутренних дел в рамках внеслужебной подчиненности. Субъект административной власти (сотрудник полиции) и нарушитель не­посредственно по службе друг другу не подчинены. Должностное лицо полиции является субъектом функциональной власти по отношению к на­рушителю или обязанному лицу;

– с точки зрения содержания административного принуждения, применяемого органами внутренних дел, отличительной его особенностью является нали­чие в арсенале полиции таких мер принуждения, как применение физиче­ской силы, специальных средств, применение и использование огнестрель­ного оружия. Их наличие и применение в установленных случаях позволя­ет органам внутренних дел успешно решать поставленные пе­ред ними задачи.

На основании этих признаков можно дать следующее определение административному принуждению, применяемому органами внутренних дел – это метод воздействия на сознание и поведение людей (граждан и должностных лиц), выражающийся в применении сотрудниками органов внутренних дел установленных нормами административного и административно-процессуального права принудительных мер психологического, физического, материального и ор­ганизационного характера, направленных на неукоснительное выполнение физическими и юридическими лицами правовых обязанностей при воз­никновении обстоятельств, угрожающих общественной безопасности или безопасности личности или в связи с совершением административно или уголовно наказуемых деяний в целях обеспечения безопасности жизнедея­тельности общества, предупреждения и пресечения правонарушений, при­влечения виновных к административной или уголовной ответственности.

Исходя из целей применения, способов обеспечения правопорядка и общественной безопасности, специфики возникающих при этом правоотношений и особенностей применяемых мер административного принужде­ния, последние подразделяются на четыре группы:

– меры административного предупреждения;

– меры административного пресечения;

– меры административно-процессуального обеспечения;

– меры административной ответственности (административные наказания).

Последнее изменение этой страницы: 2017-01-24; Нарушение авторского права страницы

Должностное лицо полиции является субъектом функциональной власти по отношению к на рушителю или обязанному лицу;.

Особенности применения мер процессуального принуждения в налоговой сфере органами внутренних дел

Вот вам еще одна маленькая электронная библиотека

Меры налогово-процессуального принуждения

Государство выступает в налоговых отношениях как сильная сторона, устанавливающая не только правила поведения для налогоплательщиков и других обязанных лиц, но и обладающая достаточными юридически оформленными возможностями применения мер государственного принуждения к исполнению налоговых обязательств. Непосредственно принуждение от имени государства осуществляют уполномоченные органы, к которым относятся: Министерство по налогам и сборам, Министерство финансов, Государственный таможенный комитет, Комитет государственного контроля. Анализ тех нормативных правовых актов, которые регулируют порядок принудительного исполнения налогового обязательства, свидетельствует о том, что содержащиеся в них нормы преимущественно являются процессуальными. Это дает основания выделить в качестве самостоятельного налогово-процессу- ального института институт налогово-процессуального принуждения.

Целью применения норм налогово-процессуального принуждения является предупреждение противоправного и стимулирование должного поведения налогообязанных лиц. В этой связи необходимо отметить, что меры налогово-процессуального принуждения не адекватны мерам налоговой ответственности. Последние применяются в связи с налоговым правонарушением, в то время как меры на- логово-процессуального принуждения применяются и при отсутствии в действиях налогоплатещика составов налоговых правонарушений, прописанных в Налоговом кодексе, Кодексе об административных правонарушениях, Указах Президента Республики Беларусь, регулирующих ответственность за налоговые правонарушения.

Производство по исполнению налогового обязательства и обеспечению исполнения такого обязательства предусматривает целый ряд мер налогово-процессуального принуждения, к ним, в частности, относятся: определение налоговой инспекцией суммы налогов, определяемой расчетным путем на основании имеющихся данных о данном налогоплательщике и совершаемых им сделках; доначисление налогов, исходя из рыночных, а не используемых плательщиком при определении суммы налога подлежащего уплате по данному отчетному периоду; доначисление налога в связи с изменением юридического статуса налогоплательщика или переквалификацией совершенной им сделки, по поводу которой возникает обязанность уплатить налог; возложение судом обязанности по солидарному исполнению налогового обязательства на правопреемников в связи с реорганизацией юридического лица; досрочное прекращение действия договора между налоговым органом и налогоплательщиком о предоставлении налогового кредита или предоставлении отсрочки, рассрочки по уплате налога; возложение судом солидарной ответственности на налогоплательщика и поручителя в случае неисполнения налогоплательщиком налогового обязательства, обеспеченного поручительством; приостановление расходных операций по счетам налогоплательщика, у которого имеется недоимка по платежам в бюджет; наложение ареста на имущество налогоплательщика в случае отсутствия денежных средств для исполнения налогового обязательства; направление сумм излишне уплаченных и излишне взысканных сумм налогов на исполнение налоговых обязательств в следующем отчетном периоде.

Читайте также:  Материнский региональный капитал в Чукотском автономном округе и в Анадыре

Перечисленные юридические конструкции носят принудительный характер по отношению к налогоплательщикам и другим налогообязанным лицам, ограничивают их права и сопровождаются различными отрицательными последствиями имущественного характера. Их применение налоговыми инспекциями вовсе не обязательно связано с установленными фактами налоговых правонарушений, а возможно в качестве превентивных.

Меры налогово-процессуального принуждения могут быть также классифицированы по другим основаниям, например, исходя из того, являются они по своему характеру предупредительными, пресекательными, обеспечительными или восстановительными. Так, установление налогового поста у крупного налогоплательщика, безусловно, относится к предупредительным мерам налогово-процес- суального принуждения. К пресекательным мерам налогово-процессуального принуждения, например, относится досрочное прекращение налоговой инспекцией договора о налоговом кредите. Как обеспечительную следует рассматривать такую меру, как приостановление расходных операций по счетам в банке. К восстановительным мерам налогово-процессуального принуждения относится бесспорное списание средств со счетов плательщика, имеющего недоимку по платежам в бюджет.

Таким образом, под мерами налогово-процессуального принуждения следует понимать особую группу норм государственного принуждения в области налогообложения, применяемых налоговыми администрациями в строгом соответствии с установленным законом процессуальным порядком относительно налогоплательщиков и иных обязанных лиц.

Меры налогово-процессуального принуждения могут быть также классифицированы по другим основаниям, например, исходя из того, являются они по своему характеру предупредительными, пресекательными, обеспечительными или восстановительными.

Меры административного принуждения, применяемые органами внутренних дел

Органам внутренних мер для выполнения возложенных на них задач и обязанностей предоставляется право применять меры административного принуждения, которые используются для защиты общественных отношений от противоправных посягательств. Охраняя неприкосновенность личности, ее права, свободы, законные интересы граждан, органов, предприятий, учреждений и организаций, органы внутренних дел правомочны применять принуждение к тем, кто не поддается влиянию мер убеждения, принуждать правонарушителей к соблюдению норм права, принудительно подчинять их правопорядку. Меры принуждения могут применяться и к лицам, не совершающим правонарушений, в целях предупреждения правонарушений или наступления общественно опасных последствий при стихийных бедствиях, эпидемиях и других чрезвычайных обстоятельствах. Полномочия органов внутренних дел и их сотрудников на применение и использование мер административного принуждения закреплены законами и иными нормативными актами, в частности законами «О милиции», «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской федерации и др. Широкими полномочиями на применение мер принуждения наделена милиция. Охраняя общественный порядок, обеспечивая общественную безопасность и реализуя другие функции, сотрудники милиции могут в соответствии с законом самостоятельно и немедленно принимать меры к недопущению и пресечению правонарушений, привлечению виновных к ответственности. В противном случае промедление может провести к угрозе личной и имущественной безопасности граждан, к нанесению ущерба общественному порядку, интересам общества и государства.

Меры административного принуждения разнообразны. По их целевому назначению они могут быть подразделены на четыре группы: административно-предупредительные меры; административно-пресекательные меры; меры административной ответственности; меры процессуального обеспечения производства по делам об административных правонарушениях. Административно-предупредительные меры принудительного характера применяются, как это вытекает из их наименования, с целью предупреждения возможных правонарушений в сфере государственного управления, предотвращение иных вредных для режима общественной безопасности явлений. Несмотря на ярко выраженный профилактический характер, меры подобного рода осуществляются в принудительном порядке, то есть в процессе односторонней реализации юридически-властных полномочий компетентных исполнительных органов; применяются в различных областях общественной жизни и различными субъектами с компетенцией контрольно-надзорного характера. Наиболее типичными являются следующие административно-предупредительные меры:

– контроль и надзорные проверки;

– досмотр вещей и личный досмотр;

– проверка документов, удостоверяющих личность;

– запрет или ограничение движения транспорта и пешеходов при возникновении угрозы общественной безопасности;

– освидетельствование медицинского состояния лиц и санитарного состояния предприятий и учреждений;

– закрытие участка Государственной границы и т.п.

Административно-пресекательные меры своим назначением имеют прекращение противоправных действий и предотвращение их вредных последствий. Они также разнообразны и применяются различными исполнительными opганами. К их числу относятся:

– требования прекратить противоправные действия;

– непосредственное физическое воздействие;

– применение специальных средств;

– принудительное лечение лиц, страдающих заболеваниями опасными для окружающих:

– временное отстранение от работы инфекционных больных;

– запрещение или ограничение ремонтных (строительных) работ на улицах и дорогах, если не соблюдаются требования по обеспечению общественной безопасности и т.п. Применение мер административного применения во всех его вариантах усиливается в условиях чрезвычайного положения. Органы, осуществляющие управление в этих условиях, наделяются чрезвычайными полномочиями, необходимыми для скорейшей нормализации обстановки, восстановления правопорядка, законности и ликвидации угрозы безопасности граждан. Так, возможно временное выселение граждан из районов, опасных для проживания; введение особого режима въезда и выезда граждан; запрещение проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций; приостановление полномочий местных представительных органов власти; использование ресурсов предприятий, учреждений и организаций для предотвращения и ликвидации последствий чрезвычайных обстоятельств и т.п. Несмотря на неординарность мер административного принуждения, их использование в интересах реализации задач и функций исполнительной власти объективно необходимо. Однако это вовсе не означает, что методы прямого управляющие воздействия основаны исключительно на принуждении. Ошибочность подобного рода взглядов очевидна, так как, во-первых, принудительные меры нередко являются единственным средством обеспечения нормальных условий функционирования системы государственного управления и, во-вторых, с их помощью достигаются правоохранительные цели государственно-управленческой деятельности.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Меры административного принуждения, применяемые органами внутренних дел

Меры административного принуждения, применяемые органами внутренних дел

Меры административного принуждения, применяемые органами внутренних дел

Меры принуждения могут применяться и к лицам, не совершающим правонарушений, в целях предупреждения правонарушений или наступления общественно опасных последствий при стихийных бедствиях, эпидемиях и других чрезвычайных обстоятельствах.

Статья 111 УПК РФ. Основания применения иных мер процессуального принуждения

1. В целях обеспечения установленного настоящим Кодексом порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора дознаватель, следователь или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому следующие меры процессуального принуждения:

1) обязательство о явке;

3) временное отстранение от должности;

4) наложение ареста на имущество.

2. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, дознаватель, следователь или суд вправе применить к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому следующие меры процессуального принуждения:

1) обязательство о явке;

3) денежное взыскание.

Задайте вопрос юристу:

1 обязательство о явке;.

Тема 20. Понятие и виды мер уголовно-процессуального принуждения

Тема 20. Понятие и виды мер уголовно-процессуального принуждения

Уголовно-процессуальное право предусматривает возможность применения мер государственного принуждения к лицам, не исполняющим требования закона, или для предупреждения такого неисполнения.

Меры процессуального принуждения – это предусмотренные УПК РФ средства принудительного воздействия на участников уголовного судопроизводства, применяемые государственными органами и должностными лицами (дознаватель, следователь, прокурор и суд) в пределах их полномочий в целях обеспечения надлежащего поведения его участников и для предотвращения противодействия с их стороны нормальному ходу расследования и судебного разбирательства.

От других мер государственного принуждения они отличаются тем, что применяются в период производства по уголовному делу и носят процессуально-правовой характер.

Наиболее близкие по практической значимости меры процессуального принуждения сведены законодателем в единый раздел IV УПК РФ (гл. 12–14).

По своему назначению меры уголовно-процессуального принуждения делятся на средства пресечения , предупреждения противоправного поведения и средства обеспечения надлежащего поведения .

В УПК РФ мерам уголовно-процессуального принуждения посвящен раздел IV. Сучетом конкретной направленности решаемых процессуальных задач, а также особенностей применения все эти меры подразделены натри относительно самостоятельные группы:

1. Задержание подозреваемого.

2. Меры пресечения:

а) подписка о невыезде;

б) личное поручительство;

в) наблюдение командования воинской части;

г) присмотр за несовершеннолетним обвиняемым;

е) домашний арест;

ж) заключение под стражу.

3. Иные меры процессуального принуждения:

а) по отношению к подозреваемому или обвиняемому:

– обязательство о явке;

– временное отстранение от должности;

– наложение ареста на имущество;

б) по отношению к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому:

– обязательство о явке;

Закон детально регламентирует процессуальный порядок применения мер принуждения. Они применяются по мотивированному решению соответствующих должностных лиц или суда, а наиболее строгие из них могут быть применены только по судебному решению (заключение под стражу, домашний арест, временное отстранение от должности).

Задержание подозреваемого – мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором на срок не более 48 ч с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления (п. 11 ст. 5 УПК РФ). Суть этой меры заключается в кратковременном лишении свободы лица, подозреваемого в совершении преступления, в целях выяснения его личности, причастности к преступлению и решения вопроса о применении к нему меры пресечения – как правило, заключения под стражу.

Основанием для задержания кого-либо по подозрению в совершении преступления должны быть конкретные обстоятельства, перечисленные в ч. 1 ст. 91 УПК РФ:

1) когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

3) когда на этом человеке или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления;

4) при наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления. Их исчерпывающий перечень дан в ч. 2 ст. 91 УПК РФ.

Закон детально регламентирует порядок задержания подозреваемого, что является важной гарантией законности и обоснованности задержания и обеспечения прав задержанного. Лицо считается подозреваемым с момента фактического его задержания.

Срок задержания не может превышать 48 ч. Продлить указанный срок вправе только судья путем вынесения решения о продлении срока задержания, но не более чем на 72 ч. По прошествии этого времени подозреваемый подлежит освобождению.

Иными словами, срок задержания подозреваемого не должен превышать в общей сложности 120 ч.

Ст. 96 УПК РФ обязывает орган дознания, дознавателя или следователя сообщить прокурору в письменном виде о произведенном задержании до истечения 12 ч с момента задержания подозреваемого.

Задержанный подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 ч с момента его фактического задержания. Однако, если не подтвердилось подозрение в совершении преступления либо отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, а также если задержание было произведено с нарушением требований ст. 91 УПК РФ, то задержанный освобождается из-под стражи.

Для некоторых категорий лиц в УПК РФ предусмотрен особый порядок задержания. В соответствии со ст. 449 УПК РФ он установлен в отношении членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, судей, прокуроров, Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудиторов Счетной палаты РФ, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий.

Основания и порядок освобождения задержанного установлены в ст. 94 УПК РФ.

По постановлению дознавателя, следователя или прокурора подозреваемый подлежит освобождению в следующих случаях:

1) если не подтвердилось подозрение в совершении преступления;

2) если отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;

3) если задержание произведено с нарушением требований ст. 91 УПК РФ, устанавливающей основания, условия, мотивы задержания.

Подозреваемый подлежит освобождению по истечении 48 ч с момента задержания, если в отношении него не была избрана судом мера пресечения заключение под стражу. Исключение составляют случаи, когда одна из сторон предоставляет дополнительные доказательства, а судья принимает решение о продлении заключения под стражу на срок не более чем 72 ч. Судья указывает в постановлении дату и время, до которых он продлевает задержание, которое признано судом законным (п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ).

Меры пресечения. Полный перечень мер пресечения, закреплен в ст. 98 УПК РФ.

Основаниями для применения мер пресечения являются подтвержденные достаточными доказательствами данные о том, что обвиняемый:

1) может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда;

2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;

3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, т. е. может совершать действия, мешающие установлению истины;

4) в случае осуждения и вынесения обвинительного приговора будет уклоняться от исполнения приговора (ст. 97 УПК РФ).

При избрании меры пресечения и определении ее вида помимо оснований должны учитываться также тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства (ст. 99 УПК РФ).

Избрание меры пресечения оформляется постановлением, выносимым дознавателем, следователем, прокурором, или определением, выносимым судом. Копия постановления или определения вручается лицу, в отношении которого оно вынесено. Одновременно этому лицу разъясняется порядок обжалования решения об избрании меры пресечения, установленный ст. 123–127 УПК РФ.

Для более строгих мер пресечения требуются и другие специальные гарантии их законного и обоснованного применения. Так, для применения залога следователем или дознавателем требуется согласие прокурора (ч. 2 ст. 106 УПК РФ); домашний арест и заключение под стражу применяются по решению суда (ч. 2 ст. 107, ч. 1 ст. 108 УПК РФ).

К подозреваемому меры пресечения применяются лишь в исключительных случаях и, как правило, на срок до 10 суток. Если в этот срок ему не будет предъявлено обвинение, то мера пресечения отменяется немедленно.

Мера пресечения подлежит отмене, когда в ней отпадает необходимость. При изменении оснований или условий ее избрания вместо нее назначается другая – более строгая или более мягкая мера (ч. 1 ст. 110 УПК РФ).

Иные меры процессуального принуждения – это меры, посредством которых обеспечивается законный порядок в ходе производства по делу, а также создаются условия для должного исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества (гл. 14 УПК РФ).

Они могут применяться дознавателем, следователем, прокурором и судом в целях обеспечения установленного законом порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора к подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, свидетелю и другим участникам процесса.

К подозреваемому и обвиняемому могут применяться такие иные меры процессуального принуждения, как:

1) обязательство о явке;

3) временное отстранение от должности;

4) наложение ареста на имущество.

К потерпевшему, свидетелю и иным участникам процесса могут применяться лишь такие меры:

1) обязательство о явке;

3) денежное взыскание.

Обязательство о явке выбирается в случаях необходимости обеспечить явку участников процесса к следователю, дознавателю или в суд.

Привод состоит в принудительном доставлении лица к дознавателю, следователю, прокурору или в суд. Привод осуществляется по постановлению соответствующего должностного лица.

Временное отстранение от должности , как правило, применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого должностного лица в случаях, когда это лицо может помешать расследованию. В ч. 5 ст. 114 УПК РФ установлен особый порядок отстранения от должности высших должностных лиц.

Наложение ареста на имущество проводится для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и других имущественных взысканий.

Наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение. Порядок наложения ареста на имущество регламентирован ст. 115, 116 УПК РФ.

Наложение ареста производится с участием понятых, обязательно составляется протокол (ст. 166 и ст. 167 УПК РФ). В протокол должны вноситься сведения об арестованном имуществе с детальным описанием особенностей каждого предмета, а также сведения об изъятии этого имущества и (или) о том, куда или кому оно передано на хранение.

В качестве меры процессуального принуждения в случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, а также нарушения ими порядка в судебном заседании на них может быть наложено судом денежное взыскание в размере до 25 минимальных размеров оплаты труда (ст. 117, 118 УПК РФ).

В ст. 103, 105 УПК РФ установлена ответственность для лиц, не обеспечивших надлежащее поведение подозреваемого или обвиняемого при личном поручительстве или присмотре за несовершеннолетним, размер денежного взыскания предусмотрен до 100 минимальных размеров оплаты труда.

Обжалование избранных мер пресечения. В соответствии с ч. 4 ст. 124 УПК РФ в случаях, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, дознаватель, следователь вправе обжаловать действия (бездействие) и решения прокурора вышестоящему прокурору. Обжалование не приостанавливает их исполнение за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 38 УПК РФ.

Жалоба – обращение к должностному лицу, ведущему судопроизводство, или в суд по поводу нарушения прав и законных интересов субъекта уголовного процесса или иного лица, чьи права и интересы нарушены решением или действием должностного лица или суда.

Судебный порядок рассмотрения жалоб предусмотрен ст. 125 УПК РФ.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

117, 118 УПК РФ.

Вопрос 1. Понятие, виды и классификация мер уголовно-процессуального принуждения

Л Е К Ц И Я

по теме: «Меры процессуального принуждения»

Подготовила:

К.ю.н., доцент

Лазутина Л.Ф.

МОГИЛЕВ, 2014

ПЛАН:

Вопрос 1. Понятие, виды и классификация мер процессуального принуждения

Вопрос 2. Задержание

Вопрос 3. Меры пресечения

Вопрос 4. Иные меры процессуального принуждения

Вывод по лекции:

Список использованных источников

Введение

Уголовно-процессуальное принуждение является одним из видов государственного принуждения. Обеспечивая раскрытие, расследование преступлений и судебное рассмотрение уголовных дел, этот метод правового регулирования в настоящее время детально разработан с привлечением прошлого опыта нашей страны, а также развитых иностранных государств. При подготовке ныне действующего уголовно-процессуального законодательства Республики Беларусь законодатель основывался на требованиях международно-правовых актов, коренным образом пересмотрел институт мер уголовно-процессуального принуждения так, чтобы механизм его применения исключал нарушение прав человека и вместе с тем обеспечивал неотвратимость наказания.

Возможность использования властной государственной силы для достижения целей правосудия является одной из основ существования уголовного процесса. Необеспеченный принуждением уголовно-процессуальный закон был бы абсолютно неэффективным и потерял бы способность к реализации. Стремление любой власти (представительной, исполнительной или судебной) при разработке уголовно-процессуального закона максимально сузить сферу принудительного воздействия чревато тяжелыми социальными последствиями. Задача, таким образом, состоит не в том, чтобы исключить принуждение из уголовного судопроизводства, а в том, чтобы разработать социально обусловленную и наиболее оптимальную систему принудительных мер.

В действующий уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь вошли нормы, касающиеся процессуального принуждения, которые, основываясь на положениях Конституции Республики Беларусь, представляют сегодня собой современную и надежную систему правовых предписаний. Разработка таких норм является важнейшей задачей уголовно-процессуальной науки.

В лекции будут рассмотрены теоретические основы и практика применения следователями и дознавателями органов внутренних дел мер процессуального принуждения.

Уголовно-процессуальное принуждение по своему составу и способам воздействия на правоотношения очень неоднородно. В настоящее время является общепризнанным, что меры уголовно-процессуального принуждения – только один из видов правового принудительного воздействия на участников уголовно-процессуальных правоотношений. Специфическая особенность мер процессуального принуждения состоит в том, что в основании их применения лежит, как правиле не процессуальное нарушение со стороны участника судопроизводств; а необходимость с помощью этих мер решить задачи предварительного расследования.

При производстве этих следственных действий именно принуждение гарантирует достижение той цели, на которую они направлены. Главный критерий, позволяющий отнести то или иное следственное действие к числу мер процессуального принуждения, имеет двоякий характер: 1) возможность насильственного исполнения законными методами; 2) существенность возникающих при этом правоограничений. Природа мер процессуального принуждения, их классификация содержание и будут предметом рассмотрения данной лекции.

Вопрос 1. Понятие, виды и классификация мер уголовно-процессуального принуждения

Уголовно-процессуальное право предусматривает возможность применения государственного принуждения к лицам, не исполняющим требования закона или для предупреждения такого неисполнения. Оно может выступать в многообразных формах и носить различный характер. Это и меры воздействия в связи с неправомерным поведением отдельных лиц, и на восстановление нарушенного права, и меры, применяемые к участникам процесса и другим субъектам в целях пресечения или предотвращения их противодействия выполнению задач уголовного судопроизводства. Они могут носить гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой и уголовно-процессуальный характер.

Читайте также:  Пенсионный фонд в Алтайском - адрес, телефон, режим работы отделения

Под государственным принуждением понимается – внешнее воздействие на поведение людей, основанное на организованной силе государства в целях подчинения воли и поведения людей государственной власти. Правовое государственное принуждение выражается в принуждении к исполнению требований права.

К числу существенных признаков государственного принуждения относятся:

– правовой, нормативный характер их применения;

– необходимость в их применении возникает при несовпадении государственной воли и воли субъекта, что объективно выражается в совершении лицом нормативно закрепленного правонарушения;

– государственно-правовое принуждение имеет целью сформировать у лица состояние подчиненности, заставляет его выполнять предписываемые законом требования либо, напротив, воздержаться от совершения определенных действий;

– принуждение как воздействие государства состоит из различного рода ограничений личного и имущественного характера;

– фактическое государственное принуждение осуществляется в правоприменительной деятельности органов государства.

Меры уголовно-процессуального характера, применяемые в качестве способов воздействия на поведение участвующих в деле лиц, принято называть мерами уголовно-процессуального принуждения. От других мер государственного принуждения они отличаются тем, что применяются в период производства по уголовному делу и носят процессуальный характеру применяются полномочными органами государства в пределах их полномочий: применяются к участвующим в деле лицам, ненадлежащее поведение которых или возможность такого поведения создает или может создать препятствия для успешного хода уголовного судопроизводства: имеют конкретные цели, вытекающие из общих задач судопроизводства: применяются при наличии предусмотренных законом оснований, условий и в порядке, гарантирующем их законность и обоснованность: имеют особое содержание и характер. Общей для всех мер уголовно-процессуального принуждения является возможность их осуществления независимо от воли и желания лица, к которому они применяются. Такая возможность, однако, не всегда превращается в действительность, так как граждане нередко не только не препятствуют должностному лицу исполнять свои обязанности, но добровольно и сознательно выполняют предписания норм права. В то же время сама возможность принудительного исполнения этих мер придает им объективно-принудительный характер. Нельзя не учитывать и тот факт, что закрепление в законе возможности применения принуждения заставляет лицо действовать в соответствии с правовыми требованиями. Принуждение выражается в стеснении и ограничении личных, имущественных и иных субъективных прав граждан. К ограничениям прав граждан может относиться ограничение свободы, неприкосновенности жилища, тайны переписки, свободы передвижения, права осуществлять определенную трудовую деятельность и т. п. К ограничениям имущественного характера относится лишение права распоряжаться имуществом в том или ином объеме и т. п. Внешне принуждение выражается в форме психологического, физического или морального воздействия на поведение субъекта и имеет своей целью не только пресечение неправомерного поведения, но и его предупреждение.

Таким образом, под мерами уголовно-процессуального принуждения надо понимать предусмотренные уголовно-процессуальным законом процессуальные средства принудительного характера, применяемые в сфере уголовного судопроизводства уполномоченными на то должностными лицами и государственными органами при наличии оснований и в порядке, установленном законом, в отношении обвиняемых, подозреваемых и других лиц, для предупреждения и пресечения неправомерных действий этих лиц в целях успешного расследования и разрешения уголовного дела и выполнения иных задач уголовного судопроизводства.

Меры уголовно-процессуального принуждения не одинаковы по своему характеру и их применение преследует разные цели. Одни из них призваны пресечь возможность продолжения обвиняемым (подозреваемым) преступной деятельности, его уклонения от следствия или суда либо воспрепятствование процессуальной деятельности (меры пресечения, задержание, отстранение от должности, удаление лиц из зала судебного заседания). Другие связаны с необходимостью доставления лиц в следственные или судебные органы (привод). Третьи направлены на обнаружение и процессуальное закрепление доказательств (обыск, выемка, освидетельствование, получение образцов для сравнительного исследования, помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение для экспертного исследования). Четвертые служат средством обеспечения исполнения приговора в части имущественных взысканий (наложение ареста на имущество). Отсюда следует, что по своему назначению меры уголовно-процессуального принуждения можно разделить на средства пресечения противозаконных действий и средства обеспечения надлежащего поведения, предупреждения правонарушения и средства получения доказательств.

Поскольку меры уголовно-процессуального принуждения ограничивают конституционные права и свободы граждан, нужны твердые процессуальные гарантии, которые бы обеспечивали их законность и обоснованность. В правовом государстве имеет важное значение то, насколько применение мер процессуального принуждения вызвано действительной необходимостью ограничения прав гражданина. Цели уголовного судопроизводства должны достигаться при наименьшем ограничении прав и свобод гражданина. Конституция Республики Беларусь, действующее уголовно-процессуальное законодательство устанавливают важные процессуальные гарантии этого. Одной из гарантий является то, что меры процессуального принуждения могут применяться только по возбужденному уголовному делу. Для применения мер пресечения и некоторых иных мер процессуального принуждения необходимо привлечение лица в качестве обвиняемого или задержание в качестве подозреваемого (заключение под стражу и др.).

Закон исчерпывающе определяет круг должностных лиц, полномочных применять меры процессуального принуждения, а также устанавливает круг лиц, в отношении которых они могут быть применены лишь при наличии оснований, под которыми понимаются конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость принудительного воздействия.

Закон строго регламентирует процессуальный порядок применения мер принуждения. Эти меры применяются на основании мотивированного постановления органа расследования или решения суда. Строгое соблюдение этих гарантий должностными лицами и государственными органами по делам, находящимся в их производстве, позволит надежно охранять права и свободы личности и обеспечить нормальный ход уголовного судопроизводства.

Уголовно-процессуальное принуждение по своему составу и способам воздействия на правоотношения очень неоднородно.

§ 3. Особенности применения мер принуждения и производства отдельных следственных действий

Уголовно-процессуальный закон предусматривает крайне ограниченный перечень случаев применения к лицам, обладающим процессуальным иммунитетом, мер процессуального принуждения.

Глава XXXV. Производство по делам в отношении отдельных категорий лиц 629

Запрещено производить задержание по подозрению в совершении преступления в порядке, установленном ст. 91 УПК, члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда, мирового судьи, прокурора, следователя, Председателя Счетной палаты Российской Федерации, его заместителя и аудитора Счетной палаты Российской Федерации, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, за исключением случаев задержания на месте преступления.

Для того чтобы осуществить задержание члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы (кроме случаев задержания на месте преступления), необходимо получить согласие соответствующей палаты Федерального Собрания (п. «б» ч. 2 ст. 19 Закона о статусе члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы), а депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Федерации -согласие этого органа (ч. 1 ст. 13 Закона о представительных органах власти субъектов РФ), судьи Конституционного Суда РФ – согласие Конституционного Суда РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 3 Федерального закона о гарантиях Президента РФ Президент РФ, прекративший исполнение своих полномочий, не может быть задержан, если указанное действие осуществляется в ходе производства по делам, связанным с исполнением им полномочий Президента РФ.

Избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также обыск (за исключением задержания на месте преступления), выемка, наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивание телефонных и иных переговоров в отношении лиц, обладающих процессуальным иммунитетом, производятся в соответствии со ст. 448 УПК в порядке, установленном гл. 13 и 25 УПК.

Судебное решение об избрании в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи Конституционного Суда РФ, судей иных судов в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска исполняется с согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации или квалификационной коллегии судей.

Судебное решение об избрании в отношении Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска исполняется с согласия соответственно Совета Федерации или Государственной Думы.

Раздел IV Производство по отдельным категориям уголовных дел

Мотивированное решение Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей о даче согласия на избрание в отношении судьи в качестве меры пресечения заключения под стражу или о производстве обыска принимается в срок не позднее 5 суток со дня поступления представления Генерального прокурора РФ и соответствующего судебного решения (ст. 450 УПК)

Следует учитывать также, что в соответствии с положениями ч. 4 ст. 35 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» от 19 сентября 1997 г. № 124-ФЗ (СЗ РФ 1997. № 38 Ст 4339) зарегистрированный кандидат не может быть заключен под стражу без согласия прокурора.

Кроме того, не допускаются привод, личный досмотр прокурора и следователя, досмотр их вещей и используемого ими транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц, а также при задержании на месте преступления (ч. 2 ст. 42 Федерального закона о прокуратуре).

Следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые в соответствии с УПК РФ не иначе, как на основании судебного решения, в отношении депутатов, судей и других лиц, указанных в ст. 447 УПК (см § 1), если уголовное дело в отношении него не было возбуждено или такое лицо не было привлечено в качестве обвиняемого, производятся в порядке, установленном ч. 1 ст 448 УПК (см. § 2), за исключением положений, предусматривающих получение согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, Высшей квалификационной коллегии судей РФ, квалификационной коллегии судей1

В соответствии с ч.

Вопрос 1. Понятие, виды и классификация мер уголовно-процессуального принуждения

Л Е К Ц И Я

по теме: «Меры процессуального принуждения»

Подготовила:

К.ю.н., доцент

Лазутина Л.Ф.

МОГИЛЕВ, 2014

ПЛАН:

Вопрос 1. Понятие, виды и классификация мер процессуального принуждения

Вопрос 2. Задержание

Вопрос 3. Меры пресечения

Вопрос 4. Иные меры процессуального принуждения

Вывод по лекции:

Список использованных источников

Введение

Уголовно-процессуальное принуждение является одним из видов государственного принуждения. Обеспечивая раскрытие, расследование преступлений и судебное рассмотрение уголовных дел, этот метод правового регулирования в настоящее время детально разработан с привлечением прошлого опыта нашей страны, а также развитых иностранных государств. При подготовке ныне действующего уголовно-процессуального законодательства Республики Беларусь законодатель основывался на требованиях международно-правовых актов, коренным образом пересмотрел институт мер уголовно-процессуального принуждения так, чтобы механизм его применения исключал нарушение прав человека и вместе с тем обеспечивал неотвратимость наказания.

Возможность использования властной государственной силы для достижения целей правосудия является одной из основ существования уголовного процесса. Необеспеченный принуждением уголовно-процессуальный закон был бы абсолютно неэффективным и потерял бы способность к реализации. Стремление любой власти (представительной, исполнительной или судебной) при разработке уголовно-процессуального закона максимально сузить сферу принудительного воздействия чревато тяжелыми социальными последствиями. Задача, таким образом, состоит не в том, чтобы исключить принуждение из уголовного судопроизводства, а в том, чтобы разработать социально обусловленную и наиболее оптимальную систему принудительных мер.

В действующий уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь вошли нормы, касающиеся процессуального принуждения, которые, основываясь на положениях Конституции Республики Беларусь, представляют сегодня собой современную и надежную систему правовых предписаний. Разработка таких норм является важнейшей задачей уголовно-процессуальной науки.

В лекции будут рассмотрены теоретические основы и практика применения следователями и дознавателями органов внутренних дел мер процессуального принуждения.

Уголовно-процессуальное принуждение по своему составу и способам воздействия на правоотношения очень неоднородно. В настоящее время является общепризнанным, что меры уголовно-процессуального принуждения – только один из видов правового принудительного воздействия на участников уголовно-процессуальных правоотношений. Специфическая особенность мер процессуального принуждения состоит в том, что в основании их применения лежит, как правиле не процессуальное нарушение со стороны участника судопроизводств; а необходимость с помощью этих мер решить задачи предварительного расследования.

При производстве этих следственных действий именно принуждение гарантирует достижение той цели, на которую они направлены. Главный критерий, позволяющий отнести то или иное следственное действие к числу мер процессуального принуждения, имеет двоякий характер: 1) возможность насильственного исполнения законными методами; 2) существенность возникающих при этом правоограничений. Природа мер процессуального принуждения, их классификация содержание и будут предметом рассмотрения данной лекции.

Вопрос 1. Понятие, виды и классификация мер уголовно-процессуального принуждения

Уголовно-процессуальное право предусматривает возможность применения государственного принуждения к лицам, не исполняющим требования закона или для предупреждения такого неисполнения. Оно может выступать в многообразных формах и носить различный характер. Это и меры воздействия в связи с неправомерным поведением отдельных лиц, и на восстановление нарушенного права, и меры, применяемые к участникам процесса и другим субъектам в целях пресечения или предотвращения их противодействия выполнению задач уголовного судопроизводства. Они могут носить гражданско-правовой, административно-правовой, уголовно-правовой и уголовно-процессуальный характер.

Под государственным принуждением понимается – внешнее воздействие на поведение людей, основанное на организованной силе государства в целях подчинения воли и поведения людей государственной власти. Правовое государственное принуждение выражается в принуждении к исполнению требований права.

К числу существенных признаков государственного принуждения относятся:

– правовой, нормативный характер их применения;

– необходимость в их применении возникает при несовпадении государственной воли и воли субъекта, что объективно выражается в совершении лицом нормативно закрепленного правонарушения;

– государственно-правовое принуждение имеет целью сформировать у лица состояние подчиненности, заставляет его выполнять предписываемые законом требования либо, напротив, воздержаться от совершения определенных действий;

– принуждение как воздействие государства состоит из различного рода ограничений личного и имущественного характера;

– фактическое государственное принуждение осуществляется в правоприменительной деятельности органов государства.

Меры уголовно-процессуального характера, применяемые в качестве способов воздействия на поведение участвующих в деле лиц, принято называть мерами уголовно-процессуального принуждения. От других мер государственного принуждения они отличаются тем, что применяются в период производства по уголовному делу и носят процессуальный характеру применяются полномочными органами государства в пределах их полномочий: применяются к участвующим в деле лицам, ненадлежащее поведение которых или возможность такого поведения создает или может создать препятствия для успешного хода уголовного судопроизводства: имеют конкретные цели, вытекающие из общих задач судопроизводства: применяются при наличии предусмотренных законом оснований, условий и в порядке, гарантирующем их законность и обоснованность: имеют особое содержание и характер. Общей для всех мер уголовно-процессуального принуждения является возможность их осуществления независимо от воли и желания лица, к которому они применяются. Такая возможность, однако, не всегда превращается в действительность, так как граждане нередко не только не препятствуют должностному лицу исполнять свои обязанности, но добровольно и сознательно выполняют предписания норм права. В то же время сама возможность принудительного исполнения этих мер придает им объективно-принудительный характер. Нельзя не учитывать и тот факт, что закрепление в законе возможности применения принуждения заставляет лицо действовать в соответствии с правовыми требованиями. Принуждение выражается в стеснении и ограничении личных, имущественных и иных субъективных прав граждан. К ограничениям прав граждан может относиться ограничение свободы, неприкосновенности жилища, тайны переписки, свободы передвижения, права осуществлять определенную трудовую деятельность и т. п. К ограничениям имущественного характера относится лишение права распоряжаться имуществом в том или ином объеме и т. п. Внешне принуждение выражается в форме психологического, физического или морального воздействия на поведение субъекта и имеет своей целью не только пресечение неправомерного поведения, но и его предупреждение.

Таким образом, под мерами уголовно-процессуального принуждения надо понимать предусмотренные уголовно-процессуальным законом процессуальные средства принудительного характера, применяемые в сфере уголовного судопроизводства уполномоченными на то должностными лицами и государственными органами при наличии оснований и в порядке, установленном законом, в отношении обвиняемых, подозреваемых и других лиц, для предупреждения и пресечения неправомерных действий этих лиц в целях успешного расследования и разрешения уголовного дела и выполнения иных задач уголовного судопроизводства.

Меры уголовно-процессуального принуждения не одинаковы по своему характеру и их применение преследует разные цели. Одни из них призваны пресечь возможность продолжения обвиняемым (подозреваемым) преступной деятельности, его уклонения от следствия или суда либо воспрепятствование процессуальной деятельности (меры пресечения, задержание, отстранение от должности, удаление лиц из зала судебного заседания). Другие связаны с необходимостью доставления лиц в следственные или судебные органы (привод). Третьи направлены на обнаружение и процессуальное закрепление доказательств (обыск, выемка, освидетельствование, получение образцов для сравнительного исследования, помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение для экспертного исследования). Четвертые служат средством обеспечения исполнения приговора в части имущественных взысканий (наложение ареста на имущество). Отсюда следует, что по своему назначению меры уголовно-процессуального принуждения можно разделить на средства пресечения противозаконных действий и средства обеспечения надлежащего поведения, предупреждения правонарушения и средства получения доказательств.

Поскольку меры уголовно-процессуального принуждения ограничивают конституционные права и свободы граждан, нужны твердые процессуальные гарантии, которые бы обеспечивали их законность и обоснованность. В правовом государстве имеет важное значение то, насколько применение мер процессуального принуждения вызвано действительной необходимостью ограничения прав гражданина. Цели уголовного судопроизводства должны достигаться при наименьшем ограничении прав и свобод гражданина. Конституция Республики Беларусь, действующее уголовно-процессуальное законодательство устанавливают важные процессуальные гарантии этого. Одной из гарантий является то, что меры процессуального принуждения могут применяться только по возбужденному уголовному делу. Для применения мер пресечения и некоторых иных мер процессуального принуждения необходимо привлечение лица в качестве обвиняемого или задержание в качестве подозреваемого (заключение под стражу и др.).

Закон исчерпывающе определяет круг должностных лиц, полномочных применять меры процессуального принуждения, а также устанавливает круг лиц, в отношении которых они могут быть применены лишь при наличии оснований, под которыми понимаются конкретные обстоятельства, подтверждающие необходимость принудительного воздействия.

Закон строго регламентирует процессуальный порядок применения мер принуждения. Эти меры применяются на основании мотивированного постановления органа расследования или решения суда. Строгое соблюдение этих гарантий должностными лицами и государственными органами по делам, находящимся в их производстве, позволит надежно охранять права и свободы личности и обеспечить нормальный ход уголовного судопроизводства.

К ограничениям имущественного характера относится лишение права распоряжаться имуществом в том или ином объеме и т.

Категория: Охрана правопорядка

В-третьих, следует укрупнить главы четвертую и пятую ФЗ О полиции с тем, чтобы уменьшить число отсылочных норм.

Глава 7. Меры процессуального принуждения

1 задержание подозреваемого гл.

Задержание подозреваемого

Задержание подозреваемого — это мера официального принуждения, которая применяется органом дознания, следователем или прокурором на срок не более, 48 часов с момента фактического задержания лица по подозрению в совершении преступления.

Следователь имеет право задержать гражданина по подозрении в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Для этого должно быть одно из таких оснований:

  1. Когда гражданин замечен при совершении преступления или в момент его завершения.
  2. Когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо, как на совершившее преступление.

Если есть другие данные, которые дают основания подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано.

В случае, когда человек пытался скрыться или не имеет постоянного места жительства, его личность не установлена, а также, если следователем с согласия руководителей в суд направлено ходатайство, об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

Задержанный или обвиняемый в преступлении, имеет право пользоваться помощью адвоката.

7.1. Понятие, значение и виды мер уголовно-процессуального принуждения

Меры уголовно-процессуального принуждения — меры уголовно-процессуального характера, применяемые в качестве способов воздействия на поведение участвующих в деле лиц.
От других мер государственного принуждения они отличаются тем, что:
применяются в период производства по уголовному делу и носят процессуальный характер;
применяются полномочными органами государства в кругу их полномочий;
применяются к участвующим в деле лицам, ненадлежащее поведение которых или возможность такого поведения создает или может создать препятствия для цельного хода уголовного судопроизводства;
имеют конкретные цели, вытекающие из общих задач уголовного судопроизводства; имеют особое содержание и характер.
Виды мер процессуального принуждения:
задержание подозреваемого;
меры пресечения;
иные меры процессуального принуждения.

До начала допроса подозреваемому по его просьбе должно быть обеспечено свидание с защитником наедине, конфиденциально и в течение не менее 2 часов; уведомление кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии других родственников или предоставление возможности такого уведомления самому подозреваемому не позднее12 часов с момента задержания.

Добавить комментарий