Домашний арест: срок ограничения, условия применения и основания для продления

КС устранил бессрочность домашнего ареста раньше законодателя

Конституционный Суд РФ признал неконституционной норму статьи 107 УПК РФ, благодаря которой в России можно было содержать подследственного и подсудимого под домашним арестом фактически без ограничения срока. Постановление устраняет ошибку законодателей, но имеет, скорее, символическое значение, поскольку с 1 января 2012 года в силу вступает новая редакция этой статьи, которая снимает неопределенность относительно длительности применения подобной меры пресечения, породившую порочную судебную практику.

Поводом к рассмотрению дела стала жалоба гражданина Эстонии Александра Федина, который по обвинению в мошенничестве и участии в преступном сообществе провел полтора года в СИЗО и после этого еще более полугода под домашним арестом. Мера пресечения в виде домашнего ареста ему была выбрана после того, как истек предельный срок содержания под стражей (18 месяцев). Надзорные жалобы защитника Федина на постановление судьи Смольнинского районного суда города Санкт-Петербурга о замене меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест были оставлены без удовлетворения. Следователь также отказал адвокату в удовлетворении ходатайства об отмене домашнего ареста.

В связи с этим Федин обратился в КС с жалобой, в которой указывал, что статьи 107 и 109 УПК РФ противоречат Конституции, поскольку допускают существенное превышение установленного законом предельного срока содержания под стражей и несоразмерно ограничивают его право на свободу и личную неприкосновенность.

По поводу статьи 109 УПК РФ (“Сроки содержания под стражей”) КС РФ был лаконичен, отметив, что “по смыслу пункта 2 части 10 и части 12 этой статьи, в срок содержания под стражей… засчитывается время домашнего ареста. Тем самым положения статьи, будучи гарантией обеспечения конституционного права граждан на свободу и личную неприкосновенность при применении меры пресечения в виде заключения под стражу, не могут рассматриваться как нарушающие в конкретном деле заявителя его конституционные права в указанном им аспекте”. В связи с этим КС прекратил производство по жалобе в части, касающейся проверки конституционности статьи 109 УПК РФ.

Более детально судьи КС РФ остановились на оценке норм статьи 107 УПК РФ “Домашний арест”, касающейся сроков назначения такой меры пресечения. В действующем УПК срок домашнего ареста, порядок его установления, продления, а также его предельная продолжительность не указаны. На него также не распространяются ограничения, установленные для содержания под стражей, он никак не регламентируется статьей 109 УПК об исчислении и продлении сроков содержания под стражей, несмотря на то, что применяется лишь при наличии оснований и в порядке, установленных для заключения под стражу.

В первую очередь судьи КС напомнили свое постановление от 24 июня 2009 года №11 и определение от 14 июля 1998 года №86, согласно которым никто не может быть поставлен под угрозу возможного обременения на неопределенный или слишком продолжительный срок, а законодатель обязан установить четкие и разумные временные рамки допускаемых ограничений прав и свобод. Также КС обратил внимание на то, что домашний арест предполагает нахождение гражданина в изоляции и невозможность свободной реализации им своих прав, и, исходя из этого, к этой мере пресечения применимы общие принципы, относящиеся к лишению свободы.

В результате оценки норм статьи 107 УПК судьи КС РФ установили, что действующий уголовно-процессуальный закон допускает возможность применения домашнего ареста с превышением установленных для содержания под стражей (ч.2 и ч.3 ст.109 УПК) предельных сроков – вплоть до вынесения судом приговора. Это возможно в том случае, если отсутствуют основания для изменения человеку избранной для него меры пресечения. При этом “не исключается пребывание лица под домашним арестом с превышением не только предельных сроков содержания под стражей. но и сроков наказания… [Это] противоречит закрепленному в ст. 49 Конституции РФ принципу презумпции невиновности, по смыслу которого до вступления в законную силу обвинительного приговора на подозреваемого, обвиняемого не могут быть наложены ограничения, в своей совокупности сопоставимые по степени тяжести, в том числе срокам, с уголовным наказанием, а тем более превышающие его”, — говорится в постановлении № 27 от 6 декабря 2011 года КС РФ.

В нем КС РФ также ссылается на правоприменительную практику норм статьи 107 УПК РФ, согласно которой срок применения домашнего ареста не ограничивается. В частности, это подтверждается постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 года № 22 “О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста”, согласно которому избранная на стадии предварительного расследования мера пресечения в виде домашнего ареста продолжает действовать на всем протяжении предварительного расследования и нахождения уголовного дела у прокурора с обвинительным заключением, а также в суде при рассмотрении дела. При этом некоторые суды общей юрисдикции применяют положения статьи 107 УПК РФ, устанавливая и продляя срок домашнего ареста по правилам статьи 109 этого кодекса.

“Между тем такая практика… не свидетельствует о том, что оспариваемые законоположения отвечают требованиям определенности, точности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования”, — говорится в тексте Постановления № 27 от 6 декабря 2011 года КС РФ.

Еще одной особенностью действующего УПК оказалось то, что лица, соблюдающие условия домашнего ареста, ставятся в худшее положение по сравнению с лицами, скрывшимися от органов расследования или иным образом не выполняющими [установленные] условия [домашнего ареста]. “В отношении лиц, скрывшихся от органов расследования или иным способом нарушивших условия домашнего ареста, изменение меры пресечения на более строгую (заключение под стражу) невозможно, поскольку в соответствии с пунктом 2 части 10 этой статьи время домашнего ареста включается в совокупный срок содержания под стражей как его составная часть, а при достижении предельных сроков содержания под стражей дальнейшее продление таких сроков не допускается”, — говорится в постановлении №27.

КС РФ отмечает, что “положения статьи 107 УПК РФ – как сами по себе, так и во взаимосвязи с другими положениями Кодекса, – порождают неопределенность в вопросе и о продолжительности домашнего ареста, и о порядке его продления, и о сроке, по истечении которого дальнейшее продление невозможно, и тем самым позволяют устанавливать временные пределы ограничения конституционного права на свободу и личную неприкосновенность в произвольном порядке и исключительно по правоприменительному решению”.

В связи с этим КС РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения статьи 107 УПК РФ “в той мере, в какой они не конкретизируют срок, на который избирается мера пресечения в виде домашнего ареста, не определяют основания и порядок его продления и не ограничивают предельную продолжительность пребывания лица под домашним арестом, в том числе с учетом срока содержания под стражей в качестве меры пресечения”.

Федеральному законодателю следует установить правила назначения и продления домашнего ареста, а также его предельную продолжительность, которые бы обеспечивали эффективный судебный контроль — наказал КС. До внесения соответствующих изменений предельный срок нахождения под домашним арестом, а также под стражей и домашним арестом не может превышать 18 месяцев. Назначение домашнего ареста и продление его сроков должны осуществляться по правилам статьи 109 УПК РФ, регулирующей содержание под стражей.

Вчера официально был опубликован Федеральный закон “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации”. Закон вводит новую редакцию статьи 107 УПК РФ “Домашний арест” (вступит в силу с 1 января 2012 года). В ней подробно расписаны основания и порядок применения к подозреваемым и обвиняемым такой меры пресечения. Так, домашний арест может избирается в качестве меры пресечения на срок до двух месяцев. В случае невозможности закончить предварительное следствие в этот срок и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения, срок домашнего ареста может быть продлен по решению суда в порядке, установленном статьей 109 УПК, с учетом особенностей, определенных этой статьей на максимальный срок в 18 месяцев. Домашний арест в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого по решению суда в порядке, установленном статьей 108 УПК.

КС РФ отмечает, что положения статьи 107 УПК РФ как сами по себе, так и во взаимосвязи с другими положениями Кодекса, порождают неопределенность в вопросе и о продолжительности домашнего ареста, и о порядке его продления, и о сроке, по истечении которого дальнейшее продление невозможно, и тем самым позволяют устанавливать временные пределы ограничения конституционного права на свободу и личную неприкосновенность в произвольном порядке и исключительно по правоприменительному решению.

Что можно и что нельзя делать под домашним арестом

Домашний арест – эта мера пресечения, которая применяется по отношению к обвиняемому или подозреваемому в совершении преступления, если применить другую, более мягкую меру, невозможно.

Домашний арест регламентирован ст. 107 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ. Под домашним арестом понимается постоянное нахождение обвиняемого или подозреваемого в жилье, где он имеет право пребывать на любых законных основаниях, с определенными ограничениями и осуществляемым за ним контролем.

При этом домашний арест в качестве меры пресечения не имеет цели ущемлять или нарушать права человека.

  • 💡 Суть и условия домашнего ареста
  • ❌ Запреты и ограничения
  • 💰 Как и на что жить?
  • ❗ Ответственность за нарушение условий
  • 👇 Методы контроля за арестованными
  • ⏰ Срок домашнего ареста
  • ❓ Часто задаваемые вопросы

Дорогие читатели! Для решения именно Вашей проблемы — звоните на горячую линию 8 (800) 350-34-85 или задайте вопрос на сайте. Это бесплатно.

Как и на что жить.

Сроки домашнего ареста

Для цели исчисления сроков – домашний арест приравнивается к содержанию под стражей. Первично домашний арест избирается сроком на 2 месяца. Все дальнейшие продления срока, их основания, порядок, сроки и прочее – аналогичны содержанию под стражей.

Продление:

  1. Первое продление домашнего ареста возможно на срок до 6 месяцев. Решение принимается судом в том же порядке, как и проходило избрание этой меры пресечения.
  2. Второе продление допускается сроком до 12 месяцев. Это возможно только по тяжким и особо тяжким преступлениям и при особой сложности расследования уголовного дела. Постановление следователя в этом случае согласовывается с руководителем следствия на уровне региона, а дознавателя – на уровне региональной прокуратуры.
  3. Максимальный срок домашнего ареста – 18 месяцев. Продлить меру пресечения до полутора лет можно только в самых исключительных случаях. Вопрос решается региональным судом при условии согласования постановления следователя на федеральном уровне.

В срок домашнего ареста при его исчислении включается не только время применения этой меры пресечения. Также учитываются сроки задержания в качестве подозреваемого и содержания под стражей, если это применялось к подозреваемому (обвиняемому).

Если в процессе нахождения под домашним арестом жилое помещение необходимо сменить, вопрос ставится перед контролирующим органом, следователем дознавателем и судом.

Постановление суда

По итогам рассмотрения ходатайства о домашнем аресте, судом выносится постановление. В нем обязательно описываются условия исполнения, среди них:

  • жилое помещение, в котором будет пребывать подозреваемый/обвиняемый;
  • длительность пребывания под арестом;
  • варианты, как надлежит связываться со следователем, дознавателем и УИИ;
  • запреты, возлагаемые на арестованного.

жилое помещение, в котором будет пребывать подозреваемый обвиняемый;.

Статья 107 УПК РФ. Домашний арест (действующая редакция)

1. Домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением запретов и осуществлением за ним контроля. С учетом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение.

Читайте также:  ОКВЭД розничная торговля непродовольственными товарами: расшифровка, как определить код?

2. Домашний арест избирается на срок до двух месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен по решению суда в порядке, установленном статьей 109 настоящего Кодекса, с учетом особенностей, определенных настоящей статьей.

2.1. В срок домашнего ареста засчитывается время содержания под стражей. Совокупный срок домашнего ареста и содержания под стражей независимо от того, в какой последовательности данные меры пресечения применялись, не должен превышать предельный срок содержания под стражей, установленный статьей 109 настоящего Кодекса.

3. Домашний арест в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого по решению суда в порядке, установленном статьей 108 настоящего Кодекса, с учетом особенностей, определенных настоящей статьей.

4. Рассмотрев ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства.

5. При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста судья по собственной инициативе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, вправе избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий или залога.

6. Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, контролирующему органу по месту отбывания домашнего ареста, подозреваемому или обвиняемому и подлежит немедленному исполнению.

7. Суд с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого, фактических обстоятельств уголовного дела и представленных сторонами сведений при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения может установить запреты, предусмотренные пунктами 3 – 5 части шестой статьи 105.1 настоящего Кодекса.

8. В зависимости от тяжести предъявленного обвинения и фактических обстоятельств подозреваемый или обвиняемый может быть подвергнут судом всем запретам, указанным в части седьмой настоящей статьи, либо некоторым из них. Запреты могут быть изменены судом по ходатайству подозреваемого или обвиняемого, его защитника, законного представителя, а также следователя или дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело. Подозреваемый или обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, со следователем. О каждом таком звонке подозреваемый или обвиняемый информирует контролирующий орган.

9. В решении суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста указываются условия исполнения этой меры пресечения, в том числе место, в котором будет находиться подозреваемый или обвиняемый, срок домашнего ареста, запреты, установленные в отношении подозреваемого или обвиняемого, способы связи со следователем, с дознавателем и контролирующим органом.

10. Контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением возложенных на него судом запретов осуществляется в порядке, установленном частью одиннадцатой статьи 105.1 настоящего Кодекса.

11. Если по медицинским показаниям подозреваемый или обвиняемый был доставлен в учреждение здравоохранения и госпитализирован, то до разрешения судом вопроса об изменении либо отмене меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого продолжают действовать установленные судом запреты. Местом исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста считается территория соответствующего учреждения здравоохранения.

12. В орган дознания или орган предварительного следствия, а также в суд подозреваемый или обвиняемый доставляется транспортным средством контролирующего органа.

13. Встречи подозреваемого или обвиняемого, находящихся под домашним арестом, с защитником, законным представителем, а также с нотариусом в целях удостоверения доверенности на право представления интересов подозреваемого или обвиняемого в сфере предпринимательской деятельности проходят в месте исполнения этой меры пресечения.

14. В случае нарушения подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в качестве меры пресечения избран домашний арест, условий исполнения этой меры пресечения, отказа от применения к нему аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля или умышленного повреждения, уничтожения, нарушения целостности указанных средств либо совершения им иных действий, направленных на нарушение функционирования применяемых к нему аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, суд по ходатайству следователя или дознавателя, а в период судебного разбирательства по представлению контролирующего органа может изменить эту меру пресечения на более строгую.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Из сопоставления данных нормативных положений следует, что в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности ч.

Кроме того, следователь при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста обязан принять во внимание целый ряд обстоятельств:

  • тяжесть предъявленного обвинения, количество преступных эпизодов;
  • личность подозреваемого/обвиняемого (наличие судимостей, рецидива, антисоциальные установки личности, свойства характера обвиняемого);
  • возраст обвиняемого (снисхождения требуют несовершеннолетние лица, а также женщины старше 55-ти лет и мужчины старше 60-ти лет);
  • состояние здоровья обвиняемого (наличие инвалидности и хронических болезней, требующих постоянной медицинской помощи);
  • семейное положение обвиняемого (женат ли он, проживает ли с семьёй, есть ли в семье несовершеннолетние дети, престарелые родители, иные иждивенцы, материальное положение семьи);
  • род занятий обвиняемого (постоянное место работы или иное постоянное занятие);
  • наличие у подозреваемого/обвиняемого постоянного места жительства, регистрации по месту жительства, собственность на жильё;
  • деятельное раскаяние обвиняемого.

Сидорова Ивана Ивановича, 21.

ГАРАНТ:

О конституционно-правовом смысле положений части 3 статьи 107 настоящего Кодекса см. Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2018 г. N 12-П

3. Домашний арест в качестве меры пресечения применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого по решению суда в порядке, установленном статьей 108 настоящего Кодекса, с учетом особенностей, определенных настоящей статьей.

4. Рассмотрев ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства.

При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста судья по собственной инициативе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, вправе избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий или залога.

Продление сроков содержания под стражей, домашнего ареста, экстрадиционного ареста. А

Продление сроков содержания под стражей,

домашнего ареста, экстрадиционного ареста.

1. Продление сроков содержания под стражей, домашнего ареста.

В Уголовно-процессуальном Кодексе (далее – УПК) меры пресечения: домашний арест, содержание под стражей по сравнению с другими существенно затрагивают права и свободу человека.

Суд, санкционируя содержание под стражей или домашний арест, в постановлении обязан указать о том, на какой срок дается санкция. В соответствии с ч.4 ст.146 УПК, срок домашнего ареста, порядок его продления определяются правилами, установленными ст. ст. 151 и 547-551 УПК. В части 1 ст.151 УПК указано, что срок содержания под стражей при досудебном расследовании не может превышать два месяца, кроме исключительных случаев, предусмотренных УПК.

При необходимости продления санкционированного судьей на краткий срок содержания под стражей до двух месяцев (поскольку в соответствии с ч.7 ст.148 УПК следственный судья, не усмотрев достаточных оснований для санкционирования содержания под стражей сроком на два месяца, вправе санкционировать содержание по стражей сроком до десяти суток) прокурор за сутки до его истечения вносит следственному судье соответствующее ходатайство с дополнительно собранными материалами.

Если по истечении двухмесячного срока санкции расследование дела не закончено и отсутствуют основания для изменения или отмены меры пресечения в виде содержания под стражей, домашнего ареста, то ходатайство о продлении срока меры пресечения до трех месяцев согласно ч.2 ст.151 УПК возбуждает следователь, орган дознания путем вынесения мотивированного постановления, согласованного с районным (городским) и приравненным к нему прокурором.

Когда возникает необходимость продления срока содержания под стражей, домашнего ареста на срок до девяти месяцев, то такое же постановление лица, осуществляющего досудебное расследование согласовывается с прокурором области и приравненным к нему прокурором или их заместителями.

При этом следует иметь в виду, что продление срока содержания под стражей, домашнего ареста в отношении несовершеннолетнего обвиняемого с соответствии с ч.4 ст.541 УПК не может быть продлен на срок свыше шести месяцев.

По особо сложным делам о продлении меры пресечения на срок – от девяти до двенадцати месяцев – в отношении лиц, подозреваемых в совершении особо тяжких преступлений, постановление выносит начальник следственного отдела либо прокурор, принявший уголовное дело к своему производству, либо руководитель следственной, следственно-оперативной группы, которое согласуется с прокурором области и приравненным к нему прокурором.

В случае необходимости продления срока содержания под стражей до 18 месяцев в исключительных случаях в отношении лиц, подозреваемых в совершении особо тяжких преступлений, преступлений в составе преступной группы, а также иных террористических и (или) экстремистских преступлений, постановление выносит руководитель следственного подразделения центрального аппарата органа уголовного преследования либо прокурора, принявшего уголовное дело к своему производству, руководителя следственной, следственно-оперативной группы, утвержденному прокурором области и приравненным к нему прокурором и согласованному с Генеральным Прокурором, его заместителями.

Читайте также:  Информационные знаки в ПДД в 2020 году - новые, указательные

Дальнейшее продление срока содержания под стражей не допускается, подозреваемый, обвиняемый подлежит немедленному освобождению.

Срок содержания под стражей исчисляется с момента заключения подозреваемого под стражу до уведомления его об окончании производства следственных действий и разъяснении права ознакомиться с материалами уголовного дела. В срок содержания под стражей засчитывается время задержания лица, в качестве подозреваемого, время принудительного нахождения в психиатрической или иной медицинской организации по решению суда.

Содержание под стражей подозреваемого в период ознакомления его и защитника с материалами уголовного дела санкционируется и продлевается следственным судьей в порядке, предусмотренном статями 149, 151 Кодекса. Время ознакомления с материалами уголовного дела содержащимся под стражей подозреваемым, обвиняемым и его защитником не входит в срок содержания под стражей, предусмотренный статьи 151 УПК, но засчитывается при назначении наказания в общий срок.

В случае возвращения прокурором уголовного дела для производства дополнительного расследования, по которому предельный срок содержания под стражей подозреваемого не истек, а оснований для изменения меры пресечения не имеется, срок содержания под стражей по мотивированному ходатайству прокурора может быть продлен следственным судьей районного и приравненного к нему суда в пределах одного месяца.

При возвращении судом уголовного дела прокурору, по основаниям предусмотренным УПК, в случаях, если предельный срок содержания под стражей обвиняемого не истек, а оснований для изменения меры пресечения не имеется, этот же суд продлевает срок содержания под стражей в пределах одного месяца с момента получения дела прокурором.

В случае повторного заключения под стражу подозреваемого, обвиняемого по одному и тому же делу, а также по другому делу, соединенному с этим, или выделенному из него уголовному делу срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, проведенного под стражей.

В случае выдачи Республике Казахстан иностранным государством разыскиваемого лица срок содержания под стражей исчисляется со дня его прибытия на территорию Республики Казахстан, а время содержания под стражей лица в порядке экстрадиционного ареста на территории иностранного государства засчитывается при назначении наказания в общий срок содержания под стражей.

Вышеперечисленный порядок исчисления и продления срока содержания под стражей, подозреваемого, обвиняемого применяется также при отмене приговора в результате производства в кассационной или надзорной инстанции или по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении лица, отбывающего наказание в виде лишения свободы.

Руководитель администрации места содержания под стражей обязан не позднее, чем за двадцать четыре часа, до истечения срока содержания под стражей, подозреваемого, обвиняемого уведомить об этом орган или лицо, в производстве которого находится уголовное дело, а также прокурора. Если по истечении установленного законом срока содержания под стражей соответствующее решение об освобождении подозреваемого, обвиняемого либо о продлении срока его содержания под стражей не поступило, руководитель администрации места содержания под стражей освобождает его своим постановлением, копию которого в течение двадцати четырех часов направляет органу или лицу, в производстве которого находится уголовное дело, и прокурору.

При невыполнении указанных требований руководитель администрации места содержания под стражей несет ответственность, установленную законом.

Ходатайства предоставляются в суд о продлении срока меры пресечения до трех месяцев не позднее семи суток до истечения срока содержания под стражей, домашнего ареста, о продлении срока свыше трех месяцев – не позднее десяти суток, о продлении срока свыше двенадцати не позднее пятнадцати суток.

Рассмотрение следственным судьей ходатайства о продлении срока содержания под стражей, домашнего ареста и исчисление сроков регулируется правилами ст.152 УПК, согласно которой:

– Ходатайство о продлении срока содержания под стражей подлежит рассмотрению следственным судьей единолично.

– В судебном заседании обязательно участвует прокурор.

– В заседании также могут участвовать защитник, законный представитель подозреваемого, потерпевший, его законный представитель и представитель, неявка которых при своевременном извещении о времени рассмотрения ходатайства не препятствует их судебному рассмотрению.

– Суд вправе признать необходимым участие в рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей лица, о котором представлено ходатайство, и возложить на орган, осуществляющий расследование, его доставку в судебное заседание.

– Ходатайство о продлении срока содержания под стражей подлежит рассмотрению в срок не более трех суток со дня поступления в суд.

Закон устанавливает следующий распорядок рассмотрения ходатайств следственным судьей:

– в начале заседания следственный судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся лицам их права и обязанности, рассматривает ходатайства,

– затем судья заслушивает доводы сторон по внесенному ходатайству о необходимости оставления меры пресечения в виде содержания под стражей,

– по итогам рассмотрения следственный судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей, подозреваемого, обвиняемого;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей, подозреваемого, обвиняемого и отмене или изменении меры пресечения на менее строгую и освобождении его из-под стражи.

Постановление о продлении срока содержания под стражей, домашнего ареста подозреваемого, обвиняемого или об отказе в этом может быть обжаловано, опротестовано в порядке, предусмотренном статьей 107 УПК.

Согласно этой норме правом обжалования постановления следственного судьи обладают: подозреваемый, его защитник, законный представитель, потерпевший, его законный представитель, представитель, а прокурор вправе опротестовать постановление следственного судьи.

Жалоба, протест могут быть поданы в течение трех суток с момента оглашения постановления. Пропущенный по уважительной причине срок по ходатайству заинтересованного лица может быть восстановлен в соответствии со ст. 50 УПК.

Следует иметь в виду, что подача жалобы или принесение протеста не приостанавливает исполнение содержащихся в постановлении судьи решений по вопросам, о санкционировании меры пресечения в виде содержания подозреваемого под стражей, экстрадиционного ареста, домашнего ареста; об отказе в даче санкции на содержание подозреваемого под стражей, экстрадиционного ареста, домашнего ареста; об отказе в продлении срока содержания под стражей, домашнего ареста).

2. «Продление срока экстрадиционного ареста.

В соответствии с ст.589 УПК в случае истечения двенадцатимесячного срока экстрадиционного ареста после принятия решения о выдаче лица (экстрадиции) срок содержания под стражей выданного лица до его фактической передачи иностранному государству может быть по ходатайству прокурора продлен следственным судьей в пределах максимального срока лишения свободы, предусмотренного санкцией уголовного закона иностранного государства по преступлению, в совершении которого обвиняется (подозревается) выданное лицо, если необходимо дополнительное время для:

1) Организации этапирования выданного лица на территорию запрашивающего выдачу государства;

2) Рассмотрения жалобы выданного лица на постановление Генерального Прокурора РК или его заместителя о его выдаче.

По истечении срока, указанного в настоящей статье, если в этот срок выдача (экстрадиция) не состоялось лицо, к которому применен экстрадиционный арест подлежит освобождению. Его освобождение не препятствует повторному примению кстрадиционного ареста с целью фактической передачи лица иностранному государству во исполнение решения о выдачи, если иное не предусмотрено международным договором РК.

Жалоба, протест могут быть поданы в течение трех суток с момента оглашения постановления.

Контролирующие органы

Это уголовно-исполнительные инспекции, действующие на основании Постановления Правительства РФ. Согласно законодательству, они обязаны осуществлять контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте, указанном судом. А также за соблюдением данным гражданином всех ограничений и запретов, которые были включены в домашний арест.

проведения допроса по делу и выяснению всех вновь открывшихся обстоятельств;.

Домашний арест

Срок домашнего ареста.

КС разъяснил правила применения домашнего ареста

22 марта Конституционной Суд РФ вынес Постановление № 12-П/2018 по делу о проверке конституционности ч. 1 и 3 ст. 107 «Домашний арест» УПК РФ, которые, по мнению заявителя, нарушают основной закон в той мере, в какой ими допускается избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, при отсутствии условий для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

Поводом для обращения послужила следующая ситуация. Постановлением от 20 июля 2017 г. Московский районный суд Санкт-Петербурга удовлетворил ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста заявителю, обвинявшемуся в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 145.1 – невыплате зарплаты на общую сумму свыше 30 млн рублей. Максимальное наказание за данное преступление не превышает трех лет лишения свободы, и в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ оно отнесено к преступлениям небольшой тяжести. Суд апелляционной инстанции оставил решение в силе.

15 сентября срок содержания заявителя под домашним арестом был продлен до четырех месяцев – по 17 ноября 2017 г. А 9 ноября ему было предъявлено в окончательной форме обвинение в трех преступлениях, предусмотренных ст. 145.1 УК РФ, выразившихся в невыплате заработной платы на общую сумму около 78 млн руб., а срок содержания под домашним арестом был продлен до 24 ноября 2017 г. При этом уже 10 ноября следователь вынес постановление, в котором ходатайствовал перед судом о прекращении уголовного дела в связи с полным погашением обвиняемым задолженности по заработной плате и назначении ему судебного штрафа.

22 ноября было удовлетворено ходатайство стороны защиты об изменении заявителю меры пресечения в виде домашнего ареста на залог в размере 500 тыс. руб., а уголовное дело направлено по подсудности мировому судье.

В своей жалобе заявитель указал, что положения ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ понимаются судами в соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41, согласно п. 36 которого установленные ч. 1 ст. 108 УПК РФ условия, связанные с видом и размером наказания, на домашний арест не распространяются. Такое применение уголовно-процессуальных норм заявитель считает противоречащим правовой позиции Конституционного Суда РФ, который в Постановлении от 6 декабря 2011 г. № 27-П отметил, что домашний арест и заключение под стражу в действующей системе правового регулирования связаны с непосредственным ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, а потому применение этих мер пресечения должно осуществляться с соблюдением гарантий обеспечения данного права, схожих по своим сущностным характеристикам.

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд пояснил, что выраженная в Постановлении № 27-П/2011 правовая позиция о необходимости применения мер пресечения в виде домашнего ареста и заключения под стражу, с соблюдением предусмотренных Конституцией РФ гарантий обеспечения данного права, схожих между собой по своим сущностным характеристикам, в полной мере распространяется на решение вопроса об избрании и применении меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести. При этом схожесть указанных конституционных гарантий не означает необходимости идентичности условий применения домашнего ареста и заключения под стражу, поскольку ими по-разному ограничивается право на свободу и личную неприкосновенность.

Читайте также:  Характеристика в военкомат на ученика 9-10 класса образец 2020 года

КС отметил, что сама по себе дифференциация мер пресечения, избираемых в отношении подозреваемых и обвиняемых с учетом тяжести выдвинутого подозрения и обвинения, в том числе позволяющая применять домашний арест в уголовных делах о преступлениях небольшой тяжести более широко, чем заключение под стражу, направлена на обеспечение требований справедливости, соразмерности ограничения прав и свобод, соблюдения баланса частных и публичных интересов при производстве по уголовному делу.

Суд также указал, что могут иметь место случаи, когда отступление от общего правила применения домашнего ареста лишь при нормативной возможности назначения подозреваемому, обвиняемому наказания в виде лишения свободы допустимо, если оно обусловлено такими обстоятельствами, в которых без использования данной меры пресечения задачи уголовного судопроизводства не будут выполнены. Как подчеркнул КС РФ, именно для таких исключительных случаев в УПК РФ предусматривается возможность применения мер пресечения, связанных с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, хотя, по общему правилу, оно не допускается.

«Соответственно, применение домашнего ареста – с учетом более гуманного (менее строгого) характера данной меры пресечения по сравнению с заключением под стражу и с учетом возможности наложения запретов и ограничений, установленных ч. 7 ст. 107 УПК Российской Федерации, не полностью, а выборочно – в тех случаях, когда применение лишения свободы за преступление небольшой тяжести невозможно, но имеются такие исключительные обстоятельства, не противоречило бы его природе», – указал Конституционный Суд.

Таким образом, КС РФ сделал вывод о том, что ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ не противоречат Конституции РФ, поскольку содержащиеся в них положения по своему конституционно-правовому смыслу предполагают, что избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, допускается лишь в случае, если за это преступление в соответствии с положениями Общей и Особенной частей УК РФ в качестве наиболее строгого вида наказания может быть назначено лишение свободы, либо при наличии предусмотренных ч. 1 ст. 108 Кодекса исключительных случаев для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, при которых домашний арест в принципе может быть применим.

Конституционный Суд также постановил, что правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявителя, если они основаны на положениях ч. 1 и 3 ст. 107 УПК РФ в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Представлявший заявителя адвокат АП Санкт-Петербурга Александр Зимин оценил постановление КС РФ с точки зрения формирования практики правильного применения домашнего ареста как очень хорошее. Он отметил, что предприниматели сегодня подвергаются неприятному давлению через категорию преступлений небольшой тяжести. По данной категории дел избирается домашний арест. Как полагает Александр Зимин, постановление КС РФ решает эту задачу, прямо указывая: если нельзя заключить под стражу в силу прямого указания закона, то нельзя в отсутствие особых обстоятельств, перечисленных с п. 1 по п. 4 ч. 1 ст. 108 УПК РФ, заключить лицо под домашний арест.

По мнению Александра Зимина, постановление КС РФ, безусловно, положительно повлияет на правоприменительную практику по преступлениям, предусмотренным ст. 145.1 УК РФ, поскольку является прецедентным и направлено в пользу обвиняемых и подозреваемых.

Комментируя решение КС, старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов назвал его взвешенным и разумным. Он обратил внимание, что Конституционный Суд фактически отметил, что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу возможно лишь с соблюдением требований не только ст. 107, но и ст. 108 УПК РФ, что связано со строгостью данной меры пресечения и особыми условиями ее применения, предусматривающими изоляцию подозреваемого (обвиняемого) от общества.

Вместе с тем эксперт выразил удивление применением данной меры пресечения к заявителю в рассматриваемой ситуации. «Нарушение ст. 108 УПК РФ носило очевидный характер, и тем не менее суд, удовлетворивший ходатайство следователя, пошел на такое нарушение. На мой взгляд, это еще раз с очевидностью указывает на соглашательскую позицию наших судебных органов по отношению ко всем ходатайствам стороны обвинения и ошибочное восприятие судами меры пресечения в виде домашнего ареста как гуманной и не нарушающей серьезным образом права обвиняемого, что позволяет судам не вникать ни в какие доводы защиты при подобных ходатайствах», – заключил Андрей Гривцов.

В то же время партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов высказал мнение, что постановление нельзя на практике рассматривать как указание на то, что Конституционный Суд рекомендовал судам по делам о преступлениях небольшой тяжести избирать не заключение под стражу, а именно домашний арест. «Во-первых, это прямо не следует из постановления, а во-вторых, данное постановление содержит рекомендации о применении меры в виде домашнего ареста по делам небольшой тяжести, т.е. если суд считает необходимым избрать именно эту меру», – пояснил он.

Как полагает Сергей Гревцов, Суд понял и зафиксировал в мотивировочной части самую важную мысль, которую заявитель жалобы пытался донести, однако в резолютивной части КС ее не отразил. «Данная правовая позиция заключается в следующем: если даже на момент избрания меры пресечения в виде заключения под стражу грозила уголовная ответственность в виде лишения свободы, но в ходе предварительного следствия обвиняемым предприняты действия, которые в дальнейшем исключают возможность назначения наказания в виде лишения свободы, то при отсутствии обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ, мера пресечения в виде домашнего ареста не может быть продлена судом и должна либо быть изменена на более мягкую, либо вообще в ходатайстве следователя о продлении сроков домашнего ареста должно быть отказано», – отметил Сергей Гревцов.

107 Домашний арест УПК РФ, которые, по мнению заявителя, нарушают основной закон в той мере, в какой ими допускается избрание меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, при отсутствии условий для избрания в отношении такого лица меры пресечения в виде заключения под стражу, предусмотренных ч.

Основания избрания

Выделяют единые и обособленные причины, по которым субъект может быть подвергнут задержанию и применению к нему санкции подавления свободы и передвижения в границах проживания.

Общие причины назначения санкции – заведение уголовного дела по факту осуществления криминального деяния, в котором и обвиняется субъект. Представление осуждения человеку.Вредких ситуациях, когда человек лишь вызывает опасения в осуществлении противозаконного умысла, и это подозрение обосновано информацией уголовного дела.

Особенными причинами считаются аргументированные доводы, что лицо своими действиями может оказывать давление или чинить всяческие препятствия в осуществлении следственных действий:

  • подастся в бега от дознавателей, следователей;
  • продолжит занятие противозаконной деятельностью (будет руководить действиями других лиц и раздавать указания или же подстрекать к совершению деяния – в ситуации обвинения в подстрекательстве или разработке плана преступной деятельности);
  • будет угрожать свидетелю или потерпевшим;
  • уничтожит доказательства (при общении с заинтересованными сторонами в исходе процесса осуществлять давление на них, посредством выслеживания, угроз, реального исполнения своих намерений.
  • ликвидирует известные ему по месту нахождения факты совершения правонарушения по делу).

И те, и другие основания учитываются при назначении санкции даже в том случае, когда они ещё не были совершены. То есть, достаточно лишь мотивированного предположения, что они могут быть осуществлены субъектом.

Опять же уполномоченные органы обязуются предоставить доказывающие сведения об их предположениях (например, приобретение лицом билетов на поезд в другой город, показания или явка в органы лиц, свидетельствующих о применении лицом угроз по отношению к ним). Но на практике доказать наличие желания ускользнуть от правосудия у субъекта, оказывается довольно непросто.

Помимо вышеозначенных оснований, при избрании метода воздействия учитывается также ряд нижеследующих условий:

  • насколько правонарушение опасно для социума по статье 15 Уголовного кодекса;
  • как засчитывается число предполагаемых совершённых общественноопасных деяний;
  • сведения о личности человека (отсутствие судимости, повторности занятия незаконными действиями, само поведение и свойства характера – агрессивность, неадекватные реакции и прочее);
  • возраст субъекта – смягчение полагается несовершеннолетним, людям пожилых годов;
  • самочувствие лица – наличие хронических заболеваний, необходимость постоянного лечения (введение инсулина при сахарном диабете, наличие инвалидности). Алкоголизм, наркомания, игромания, венерические недуги не исключают избрания такого воздействия;
  • вид занятий субъекта в повседневной жизни, связаны ли как-то они с осуществлением правонарушения (растрата бюджета казённого учреждения руководителем).

При соблюдении установленных требований органами следствия, дознания применение способа воздействия будет легальным.

Отсутствие стабильного места регистрации и владения собственностью даёт основание полагать, что у лица может возникнуть желание избежать правосудия. Деятельное раскаяние вправе послужить основанием смягчения. А вот отказ в даче показаний никак не должен повлиять на выбор санкции.

Избрав комментируемый принцип пресечения, необходимо соблюсти условия домашнего ареста при уголовном деле.

Статья 107. Домашний арест

Ст. 107 УПК РФ в последней действующей редакции от 29 апреля 2018 года.

Новые не вступившие в силу редакции статьи отсутствуют.

В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен по решению суда в порядке, установленном статьёй 109 настоящего Кодекса, с учётом особенностей, определённых настоящей статьёй.

Домашний арест и заключение под стражу как меры пресечения

В постановлении или определении суда об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый, обвиняемый, а также указываются орган или должностное лицо, на которые возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных ограничений.

ОЦЕНКА ОБОСНОВАННОСТИ ПОДОЗРЕНИЯ В ДИНАМИКЕ

Обоснованное подозрение должно иметь место в течение всего периода предварительного заключения обвиняемого. Очевидно, что в ходе расследования могут быть установлены обстоятельства как усиливающие обоснованность подозрения, так и делающие его менее обоснованным. Поэтому данный вопрос подлежит исследованию при каждом продлении меры пресечения в отношении обвиняемого, а также при рассмотрении его ходатайств об изменении меры пресечения на не связанную с лишением свободы. Общий принцип состоит в том, что чем дольше человек содержится под стражей, тем сильнее должно быть «обоснованное подозрение». В ходе расследования должны появляться новые доказательства, чтобы «обоснованное подозрение» сохранилось. Если этого не происходит, то возникает основание для отмены или как минимум изменения меры пресечения на не связанную с лишением свободы.

РИСК ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЮ РАССЛЕДОВАНИЮ.

Добавить комментарий